"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 13
страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9. 10.11.12.13.14

Торжок,

Месяц Вьюг и Стужи

 

- Хозяин, едут! - низкорослый и темноволосый как все даны слуга ворвался в трактир, оставив за собой облачко морозного воздуха. - Похоже, россы. Человек десять. Или двенадцать?.. Я не счел. Постоялый двор спрашивали.

Крепкий мужчина за стойкой отставил кружку, которую насухо протирал чистой тряпицей. Известие он воспринял спокойно, будто давно ожидал его. Приказал:

- Зажги факелы. И растопи камин.

В просторном помещении, уставленном длинными дубовыми столами и лавками, было темно и пусто. Оно и понятно: обитатели Торжка днем предпочитали зарабатывать на хлеб насущный, а веселиться - по вечерам. Постояльцев же в это время года не водилось месяцами: купцы и случайные странники не дерзали посещать предгорья, пока зимняя стужа сковывает лесные дороги и скалистые тропы.

Гости не заставили долго ждать. С улицы послышалось конское ржание, и мгновение спустя дверь широко распахнулась. Толстяк в дорогой шубе и меховых сапогах сощурился, привыкая к сумраку, а затем уверенно шагнул к стойке.

Трактирщик почтительно вышел навстречу:

- Меня зовут Брег. Я хозяин этого заведения. Чем могу служить? И могу ли узнать ваше имя?

- Отчего ж? Можешь, - пришелец церемонно представился: - Будан, первый боярин Великого князя всех россов Добромира... Хорошо ты тут устроился, - он огляделся. - Погостим у тебя пару деньков. Не возражаешь? Вижу, что не возражаешь... - хохотнул гость, растирая замерзшие руки. - Небось, давненько никого не принимал? Не забыл, как обхаживать уважаемых людей?

- Не забыл, - смиренно молвил Брег. - Не скрою: удивлен вашему прибытию. Видимо, очень важные дела заставили вас отправиться в путь зимой...

- А вот это уже не твоя забота, - оборвал трактирщика Будан. - Позаботься о том, чтобы я и мои люди были сытно накормлены, а лошадей отвели в теплое стойло. И вот еще что: мне нужен проводник до тутошнего монастыря... Я хорошо заплачу!

Брег в упор взглянул на боярина, отчего тот даже поежился.

- Проводника не дам. Мне мои слуги дороги. И вам советую переждать, пока не спадут морозы...

- Обойдусь без твоих советов, - недовольно процедил гость. - Недосуг мне рассиживаться по всяким рыгаловкам... Значит, не хочешь по-хорошему?

Брег сделал вид, что не понял угрозы:

- ...А дорога до монастыря одна. Не заплутаете.

Будан, досадливо хлопнув рукавицами по колену, вышел. Трактирщик услышал, как он зычным голосом отдает во дворе приказы.

Не теряя времени, Брег извлек из-под прилавка обгрызенное гусиное перо и крошечный кусочек тончайшей бамбаги. Быстро начеркал что-то и, не дожидаясь, пока высохнут чернила, скрутил письмо в трубочку.

- Кайт! - позвал он слугу, копошившегося в углу с поленьями. - Выбери лучшего голубя и отправь эту записку в Братство. Лучшего, понял?.. Я проверю!

 

Глава десятая

ПРИГОВОР

 

ЕСЕНЯ сидел на подоконнике, болтал ножками и причавкивал от удовольствия, уплетая пирожок, который принес ему княжич.

Олешка не вытерпел:

- Ну?

- Мням... Рагвор умеет стряпать, да, - домовенок аккуратно подобрал последние крошки и отправил их в рот. - Больше нетути?

- Мы об одном договаривались, - возмутился росс.

- Знаю, знаю... Вкусно, да! Вам хорошо: пирожки кажный день пекут... Нечестно!

- Не томи! Вот зануда!

- И червячка заморить спокойно не дашь, да, - надулся домовенок. - Ладно! Слухай сюда.

Олешка склонился к Есене, и тот по своему обыкновению затараторил:

- Его держат в дальнем крыле, за башней настоятеля, да. Там есть келейка особая. А еду ключник ему носит, никому не доверяет. На дню трижды, аккурат после ваших трапез. Тока он почти ничего не ест. Во дурилка!.. Я сам слыхал, как Волотка ругался, - домовенок презрительно сморщил нос. - А когда у вас занятия, к нему Светозар ходит, да. Уж о чем они болтают, мне не ведомо. Этот... В общем, молчун почище твово дружка, да.

- Не дружок он мне боле, - огрызнулся Олешка.

- Как знаешь...

- Покажешь?

- Чегось?

- Как идти туда. К той келье.

- Ты что, сдурел? На кой он тебе сдался? И не проси, да!

- А зачем тогда соглашался вызнавать?.. А, и без тебя обойдусь! - Княжич с обидой дернул плечом и соскочил с подоконника.

- Погодь! Пошутковать нельзя, да?.. А пирожок еще принесешь?

- Вымогатель!

- Ах, ты, обзываться, да?

- Без тебя обойдусь, - повторил Олешка. - Волотку выслежу.

- Ладно, уговорил, - Есеня забежал перед княжичем. - Сам себе удивляюсь, какой я добрый сегодня, да. Что с нами, домовыми, делает сытная кормежка, - хохотнул он. - Пошли, чего стоишь?

 

Настроение у Олешки было дряннее некуда.

С Санко они не разговаривали уже почти неделю.

Первые дни княжич просто валялся на кровати носом к стенке. Даже на занятия не ходил.

Нет, он не плакал. Тоска, леденящая и нескончаемая, выстудила слезы где-то в самой глубине его существа. Княжичу чудилось, что он провалился в бездонную пропасть, и падает, падает, падает...

Будто сквозь сон он слышал, как Санко возвращался с уроков, как возился со своим туеском, как в одиночку готовил школьные задания...

Уязвленное самолюбие саднило незаживающей раной.

Но еще глубже, у сердца, первым весенним ручейком, пробивающимся через ледяную корку к солнцу, трепетала надежда: вот, прямо сейчас, Санко подойдет к нему, сядет рядом, протянет, как тогда, в лесу, руку...

Олешка, конечно, простит его. И они снова станут друзьями.

Но славон не подходил. И ни слова, ни полслова не вымолвил за все время. Ох, ты ж, гордый какой!

Олешка тоже гордый. И сам ни за что не пойдет на мировую. Хоть режь!

...А без друга плохо.

Ничего, жил без него раньше, и теперь проживу! - думал княжич и плотнее кутался в куцее монастырское одеяльце.

На третий день их вызвал Светозар.

В башне настоятеля Олешка до того не был ни разу.

Мальчики долго и молча поднимались вслед за Арборисом по тесной витой лестнице. Россу казалось, что каменные ступени никогда не кончатся. С каждым шагом наверх ноги наливались мерзкой тяжестью, от которой сводило мышцы.

Покои Светозара удивили скупой простотой. Деревянный пол, без ковра, в углу - камин, рядом, у окна - большущий письменный стол, заваленный стопками бамбаги и связками перьев. В другом углу - узкая койка. Да глубокое кресло с высокой спинкой посреди комнаты.

В этом кресле и встретил их настоятель.

Светозар спрашивал, а отроки по очереди отвечали ему. Тариб, понятно, выложил, что знал, без утайки. После него запираться особого смысла не было. Да и зачем? Однако об отцовском перстне, Есене и колодце в пещере Олешка говорить не стал. Но про Черныша рассказал, как есть. А верить или не верить, пусть Учитель решает сам.

Санко же словно язык проглотил. Стоял себе истуканом, опустив взгляд в пол. Да стиснув кулаки - аж костяшки побелели.

Так бы и ушел, но под конец Светозар вдруг встал и, подойдя к славону, мягко произнес:

- Ты ничего не собираешься мне показать? Я бы не хотел тебя обыскивать.

Олешка видел, как у Санко задрожали пальцы, когда он полез за пазуху. Не поднимая головы, славон с напускной небрежностью протянул настоятелю... Перо!!!

Значит?!. Княжич точно провалился в глубокую яму. Значит, не потерял, а утаил!

И выставил его, Олешку, на посмешище нарочно!

В глазах у росса потемнело. Предатель! предатель! предатель! - застучало в висках тяжелым молотом. Нет тебе прощения вовек! Он едва сдержался, чтобы не закричать от обиды. Чтобы не броситься с кулаками на этого... этого!..

А Светозар повертел перо в руках, спрятал в украшенную узорами шкатулку. И тихо вымолвил, обращаясь к насупленным мальчишкам:

- Надеюсь, вы хорошо запомнили, что я вам говорил. Тогда, в саду.

Что? Когда говорил?

А! Теперь это было совсем, совсем неважно...

 

Есеня ткнул пальцем в одну из дверей в длинном полутемном коридоре. И сразу же засобирался обратно:

- Я пошел. Сам тут разбирайся, а у меня времени нет, да.

Ага, как всегда... Олешке порой начинало казаться, что домовенок просто трусоват. Ну, да ладно! Он свое обещание сдержал.

Дверь ничем не выделялась среди прочих. Доски, из которых она была сделана, рассохлись от времени, и их для крепости обили железными полосками. Посередине выдавалось узкое оконце, прикрытое створкой со щеколдой.

Княжич прильнул ухом к замочной скважине. Тихо. Спит он, что ли?

Росс аккуратно, стараясь не шуметь, сдвинул щеколду. Но холодный металл все равно чуть слышно клацнул, а створка противно заскрежетала, отъехав в сторону.

В окошко виднелась дальняя стена келейки с зарешеченной бойницей. Никого! Ни малейшего движения. Обманул Есеня?

- Эй! Есть тут кто? - на всякий случай позвал княжич.

Ни шороха.

- Бли-ин! - в сердцах ругнулся княжич. - Получишь ты у меня, обманщик волосатый!

- Это ты мне, што ль?.. - в окошке возникла патлатая голова с ехидно скорченным ртом и изучающе уставилась на Олешку.

От неожиданности росс отпрянул назад. Голова приблизилась, и теперь из кельи с насмешливым прищуром смотрели только черные как уголь глаза.

- Чего надо, недомерок? - мальчишка за дверью смачно сплюнул.

Олешка слегка растерялся. Хотел в ответ тоже сказать что-нибудь обидное, но стерпел. В конце концов, он не ругаться сюда пришел.

И вообще, раз вороненка послал отец, то Черныш обязан и ему, княжичу, подчиняться... Ну, не подчиняться, а хотя бы почитать. По крайней мере, не браниться.

Эх, в мыслях-то ладно выходит...

- Знаешь, кто я?

- А то! - хмыкнул за дверью пацан, вновь сплюнул и повторил, но уже беззлобно. - Чего надо? Если по делу приперся - валяй: послушаю. Все - развлекуха!

- По делу... Ты... Тебя как звать-то?

- Не твоего ума!.. Вдругорядь подлянку мне придумал?

- Когда я тебе подлянки устраивал?! - взвился росс.

- А по чьей милости я тут сижу, не ведаешь?

- Сам виноват. Куда убегал? Я с тобой лишь поговорить хотел?

- Ага, затем и дружков привел. Которые со спины нападают, - ощерился мальчишка.

Олешка почувствовал, что краснеет, и отступил чуть назад, в сумрак коридора.

- Мне вправду с тобой поговорить надобно, - пробурчал он, стремясь скрыть смущение.

- Ну, говори. Не тяни кота за хвост! Или проваливай! Нет у меня охоты с тобой попусту трепаться.

- Ладно... ты... - княжич облизал внезапно пересохшие губы и выпалил: - Ты откуда взял кольцо?

Вороненок склонил голову на бок, с любопытством изучая росса. Да еще брылу* по-дурацки отвесил. Точь-в-точь как Санко.

- Ты что, впрямь думаешь, что я тебе так все и выложу?.. Отродясь не видал этакого дурня!

Княжич от обиды сжал кулаки. Да толку-то! За крепкими запорами любой изгаляться рад. А Черныш вдруг приник к оконцу:

- Слушай, давай баш на баш*, - он опять наклонил голову и прищурился. - Я тебе расскажу, что ты хочешь. А ты поможешь мне отсюда выбраться.

Росс опешил и не сразу нашелся, что ответить. А голос из-за двери продолжал нашептывать:

- Я из монастыря уйду - тольки меня и видели. Давно собирался. Честно! Из-за руки больной не мог... А? Я не обману.

- Да как же я тебя выпущу? Без ключа!

- Зачем ключ? Ты мне перо принеси, - вкрадчиво объяснил Вороненок. - Ну, то самое, что твой дружок зажилил... Я ведь вам тут ничего плохого не сделал. Подумаешь, одежку спер - так я отдам. Птицей обернусь - и отдам: на что мне твои портки?

В голове княжича перемешалось. Ах, как велик соблазн! Была, не была?

- Слово даешь?

- Даю! - ответил Черныш и снова сплюнул.

- Я... Я попробую.

 

А с какой стати он должен ему верить?

Княжич в который раз несся по пустому монастырскому коридору и лихорадочно соображал.

А почему нет? Светозар запер пацана, не разобравшись толком, что к чему. Правда, ну, какой от него вред? Наоборот, ему, Олешке, лишь польза - перстень принес. И что с того, что оборотень? Может, не по своей воле им стал, заколдовал кто? А по ночам шляется... А попробуй в перьях куковать без продыха? Конечно, гулять захочется, лапки... тьфу! ноги размять. Далее>>>

Добавил: Ворон(22.05.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 521

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО