"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 14

В общем, помочь парню стоит.

Но как?

Не пойдешь же к Светозару, не попросишь: да-айте мне перышко. Настоятель ведь обязательно спросит: зачем? Наврать? А хоть и наврешь - верняк, что не даст. Что делать-то?..

Варок! Что делать?!

Выкрасть!

Что еще остается?

От одной этой мысли Олешку прошиб пот. Он даже остановился. Прижался лбом к холодной стенке.

Не должен он так поступать. Неправильно это. Не по-княжески. Узнает кто - сраму не оберешься. А Светозар, как пить дать, узнает.

Но и выведать у Вороненка про отца и про колечко хочется. Очень-очень! Может, дерзнуть? Всыпят, так всыпят...

Наказания Олешка не боялся. Если выпорют, он стерпит. Овчинка выделки стоит.

Значит, так. Светозар целыми днями сидит у себя в келье. Необходимо выманить его оттуда. Ой-ой-ой! Боязно! Аль подговорить кого?.. Нет, подставлять другого княжич не станет.

Варок, гадко-то как!

Олешка выскочил во двор. Ноги сами понесли к башне настоятеля.

А что он скажет?! Нужно придумать что-нибудь весомое, чему Светозар обязательно поверит. Что же? Ну... ну... ну...

Княжич, спотыкаясь на каждом шагу, уже бежал наверх по лестнице. Сердце бешено колотилось в груди, мысли путались: вороненок... ох! что будет?.. отец... а что подумает Арборис?.. Есеня... кольцо... гори оно все синим пламенем!.. перо! надо достать перо!

У кельи настоятеля Олешка перевел дух. Еще не поздно повернуть обратно!

Испугавшись собственного малодушия, росс выбросил вперед кулак и резко постучал.

- Войдите! - раздался приглушенный, но такой привычный голос. Княжич, кляня себя, потянул дверное кольцо и шагнул в образовавшийся проем.

Светозар восседал в кресле, лицом к входу. Точно ждал мальчика.

Едва тот вошел, старик сложил домиком ладони и пристально взглянул на росса.

Княжич опустил глаза. Ему почудилось, что настоятель видит его насквозь - со всеми тайными умыслами. Запинаясь, пробормотал:

- Там... Простите... Учитель Брин... просит прийти... к нему... в класс.

- Зачем?

- Не... не знаю. Он просил срочно, - вдруг осмелев, выпалил Олешка.

- Хорошо. Ступай!

Княжич попятился, споткнулся о невысокий порожек, но устоял.

За дверью он принялся поспешно озираться. Короткий коридор у кельи заканчивался еще одной лестницей - наверх, на колоколенку. Туда! Скорее!

Росс второпях взбежал по узким ступенькам.

Хлопнула дверь, и по башне неожиданно гулко разнеслись тяжелые шаги настоятеля.

Ох, до чего ж знакомый звук! До дрожи знакомый!.. Нет, невозможно. Никак невозможно!

Олешка затряс головой, чтобы избавиться от дурацкого наваждения.

Глухая поступь, понемногу затихая, вскоре растворилась где-то внизу. Мальчик осторожно высунулся в коридор. Никого!

Служки трепались, что Светозар никогда не запирает замок. И то верно: кого ему бояться?

Так и есть! Спасибо, Варок!

Княжич опасливо вступил в комнату. Взгляд его заметался по сторонам в поисках заветной шкатулки с пером.

На столешнице, как и в тот раз, когда они приходили сюда с Арборисом, царил кавардак: скрученные и перевязанные разноцветными лентами свитки, толстенные фолианты, перья были свалены в кучу - в келье у пацанов и то больше порядка.

Но шкатулки нет!

Кресло... Камин... Кровать... Под кроватью? Нет!!

А, полочка в углу! Книги, еще книги...

Вот она!!! Маленькая - и не приметишь... И красивая!

Олешка, позабыв об осторожности, залюбовался рисунком на крышке: богатырь в доспехах с блестящим мечом против огненного змея. Такие твари, болтают, водятся в Лаврионе. Повелевать ими умеют загадочные альвы. Если они взаправду существуют...

Шкатулка тоже оказалась без запора. Росс наново подивился беспечности Учителя. Входи, кто хошь, и бери, что хошь!

Кто хошь? А сам-то, сам?! Ровно тать бессовестный... Стыдоба!

По коже забегали противные мурашки, но руки княжич не отдернул.

Перышко как нарочно лежало сверху: черное, с синеватым отливом, с ладонь. Сроду не подумаешь, что волшебное.

Олешка сунул его за пазуху, аккуратно поставил шкатулку на место и что есть мочи рванул из покоев настоятеля.

 

Затворка, оглушительно лязгнув, отскочила в сторону.

- Я тут... я... принес, - едва отдышавшись, громко зашептал княжич.

От быстрого бега он раскраснелся, волосы растрепались и лезли в глаза. Видок, наверное, тот еще! - подумал про себя росс. И расхохотался. Отчаянный страх перемешался с ликованием: получилось! получилось! Сердце попавшей в силки птицей рвалось из груди... Да что ж он так долго возится?!

Наконец, голова Черныша объявилась в проеме. Он не спешил. Зевнул, опять наклонил голову и прохладно изрек:

- А ну, покажь!

Олешка с готовностью выхватил перо и протянул пацану. Краденое жгло пальцы как горящая головешка. Поэтому он с радостью избавился от колдовской вещицы.

- Ну, давай, рассказывай!..

- Погодь! Больно ты быстро обернулся... - Вороненок фыркнул. - Мож, ты его просто во дворе подобрал. Мне проверить надобно.

Княжич чуть не поперхнулся от обиды.

- Я по-честному...

- Я сказал: погодь!

Голова исчезла.

Олешка прислонился спиной к двери и медленно сполз на корточки. Только сейчас он понял, как устал. Треволнения, обиды, неприятности последних дней разом навалились на него. Будто на плечи опустили огромный тюк с шерстью. Теперь хотелось одного: быстрее бы все закончилось. Чтобы Вороненок объяснил ему о перстне и об отце. Чтобы настоятель наказал, как сочтет нужным. Чтобы...

- Ну, скоро ты?

Черныш не ответил.

Княжич прислушался. Из келейки не доносилось ни звука.

Нехорошее предчувствие встрепенуло Олешку:

- Эй, ты где?!

Росс прильнул к оконцу, пытаясь рассмотреть, что делается внутри.

Пусто.

- Отвечай! Отвечай, гад!

Княжич забарабанил кулаками в кованую дверь, уже ничуть не таясь. Бестолку! И бессильно опустил руки.

Откуда-то издали, едва различимо, послышалось хлопанье крыльев. Росс снова заглянул в келью.

На подоконник со стороны двора опустился вороненок. Прошелся туда-обратно, деловито почистил перышки.

- Ну, давай, - с надеждой зашептал Олешка. - Ты же обещал...

Птенец склонил голову на бок. И вдруг заорал во весь голос: зло, насмешливо, словно издеваясь над простодушным княжичем. А потом легко взвился в небо.

Гневный окрик застрял в горле у Олешки. Щеки запылали. На глаза навернулись слезы. Росс всхлипнул от обиды. Какой же он болван! Вороненок провел его точно последнего олуха на деревенской ярмарке.

Так тебе и надо, простофиля! Княжич с размаху влепил себе кулаком в подбородок от досады. О-ой!

Но сил не осталось, даже чтобы рассердиться, как следует. Весь разбитый Олешка поплелся прочь. Ближайшее будущее не сулило ему ничего радостного.

 

Он спускался во двор, когда на лестнице его нагнал Тариб. Пошел рядом:

- Ты... э-э... не был... на занятиях? Арборис тебя спрашивал. Не-е, не ругался, - успокоил маленький кушт. - Да, он еще... э-э... урок назначил. Э-э... пойдешь?

Олешка только сумрачно угукнул.

В классной в ожидании учителя галдели школяры. Никто не обратил внимания на княжича, и он, вздохнув с облегчением, пробрался на свое место - за последний стол, туда, где сидел молчун Санко.

Славон мельком зыркнул на угрюмого Олешку и отвернулся к окну. Это показное равнодушие кольнуло росса. Да ну тебя! И без того тошно!

Он бухнулся рядом и, положив голову на руки, стал наблюдать за тем, как пацаны дурашливо мутузят друг друга в противоположном конце комнаты.

Надо ж так сплошать! Светозар, небось, уже обнаружил обман... И пропажу пера... И исчезновение вороненка... Княжича окатил мерзкий, выворачивающий наизнанку озноб. Все, все напрасно!

Распахнулась дверь. Бузившие мальчишки ветерками разлетелись по местам и замолкли.

Арборис резво пересек комнату и встал за кафедрой. Оглядел учеников, задержавшись на миг на княжиче. Росс слегка смутился, но глаз не отвел.

Наставник едва заметно кивнул кому-то за оставшейся открытой дверью.

В класс степенно вступил Светозар. За ним семенил толстенький учитель Брин. Школяры нестройно приветствовали настоятеля.

Сердце у Олешки екнуло. Однако и на сей раз он не опустил голову. Будь что будет!

Глаза настоятеля и мальчика встретились. Они, что, все решили с ним в гляделки играть? - разозлился княжич.

- Ступай сюда! - вымолвил старец после некоторой паузы.

Олешка, преследуемый удивленными взорами однокашников, на негнущихся ногах протопал к кафедре.

Светозар, заложив руки за спину, задумчиво прошелся от окна к двери и обратно. Тук. Тук. Тук... Отзвуки его шагов повисли в тоскливой тишине.

- Мне горько говорить, - настоятель, наконец, остановился посреди комнаты, - но то, что сегодня произошло, требует от меня принять самые суровые меры. Никогда раньше подобного в Братстве не случалось. И потому, прежде чем объявить решение, я должен...

В голосе старца не было ни враждебности, ни злости, лишь усталость и печаль. И какое-то равнодушие. Казалось, он поговорит немного, и все тихо разойдутся по своим делам. Речь его умиротворяла, убаюкивала, завораживала...

Нет, не хочу!!!

Внутри Олешки внезапно что-то оборвалось. Он неожиданно понял, что не мог поступить иначе. В мозгу как в клетке забилась одна-единственная мысль: я прав! я прав! Прав!!!

Росс почти не слышал, что говорил Светозар, не видел раскрывавшиеся от недоумения рты однокашников. В груди бурлили рвавшиеся наружу слова, злые и резкие. Завопить, доказать свою правоту этому велеречивому старику. И всем вокруг!

Надоело бояться!

- ...а потом бездумно выпустил чужака, - сквозь водопад обуявших его чувств донеслось до Олешки.

- Я же говорил вам! Он - оборотень! - запальчиво выкрикнул княжич, подавшись всем телом вперед, но Арборис, выскочив из-за кафедры, схватил его за плечи. - Я вам говорил! А вы мне не верили! Никто!!!

Светозар смерил отрока ледяным взглядом. И вновь обратился к классу.

- Ни одно дурное деяние не останется здесь, в нашем Братстве, безнаказанным. А более прочего - обман и предательство, - он величаво повернулся к Олешке и с ударением провозгласил:

- Да, я расцениваю твои проступки именно так. Пусть для всех сие послужит уроком. Я сожалею, но я вынужден...

- Я прав! - упрямо выдохнул княжич, пытаясь высвободиться из цепких объятий Арбориса. Но старец не внял или не захотел внимать его возражениям:

- ...вынужден отправить тебя из обители.

Светозар замолчал.

Последние слова настоятеля ударили плетью, наотмашь. Олешка перестал брыкаться, замер, не веря в происходящее.

- Я прав! - шепотом повторил мальчик.

Он прикусил губу, чтобы не расплакаться тут же, при всех. И тотчас ощутил во рту солоноватый привкус крови. Пусть!

По-княжески выпрямив спину и силясь выглядеть бесстрастным, росс пошел к двери.

На пороге он обернулся.

И увидел полные отчаянья глаза Санко.

 

* брыла - нижняя губа

* баш на баш - дословно: голова за голову - так договариваются на базаре куштские торговцы. Равноценный обмен.
страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9. 10.11.12.13.14.15
Добавил: Ворон(22.05.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 447

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО