"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

Страница 2
страницы: 1.2.3

Монастырь Братства,

Месяц Новых Даров

 

Седовласый старик замер посреди кельи.

Ранний гость доставил истертый, запечатанный княжеской печатью свиток. Или нет? Не княжеской... Как он сразу не заметил?!

На словах посланец не передал ничего. Лишь с нижайшим поклоном вручил грамоту, ради которой - почти на верную гибель! - в преддверие зимы отправился в Полуночные горы.

Хозяин комнаты сломал сургуч. Пробежал глазами прыгающие в разные стороны, явно впопыхах написанные строчки. Тяжело вздохнул, отвел взгляд.

Со стороны могло показаться, что он немного растерян. Но даже если и было так, длилось это недолго.

Старик задумчиво пересек комнату. Усевшись за широкий стол, заваленный толстыми фолиантами, связками перьев и стопками белоснежной бамбаги, принялся быстро писать, часто макая стило* в массивную бронзовую чернильницу.

Закончив, он тщательно скрутил тонкий листок в трубочку - так, чтобы тот мог уместиться в крошечном, с мизинец, круглом коробке. Затем позвонил в колокольчик.

В комнату почтительно вступил отрок - монастырский служка - и застыл у самого порога.

- Войко, отправь записку в поселок. Да выбери самого лучшего голубя. Когда получишь ответ, немедля сообщи мне. Это очень важно!..

 

* стило - перо

 

Глава вторая

СВЕТОЗАР

 

О ПРИЕЗДЕ Светозара в Златограде узнали за неделю. Это вызвало настоящий переполох - в последний раз старец наведывался сюда лет тридцать назад.

По приказу Добромира со всех пределов княжества ко двору свезли наиболее способных ребятишек десяти лет от роду. Всего - двадцать душ.

Слава об Академии Светозара шла по всему Поднебесью. Хорошая, добрая слава. Отдать чадо в Братство почиталось за великую удачу не только для родителей юного счастливчика, но и для правителя страны.

Выпускников школы с почетом принимали на высокие и хлебные государственные посты - от сурового Иггесунда на восходе до беззаботной Савоны на закате.

Но попасть в Академию можно было исключительно по способностям. Разглядеть же искру дарования в малолетнем отроке умел лишь Светозар.

Бывало, он подбирал встретившихся на пути невзрачных оборвышей, лишенных вроде каких бы то ни было талантов. И отказывал могущественным правителям. Даже если ему обещали мешки золота.

Денег за обучение Светозар не требовал. Наоборот, случалось так, что Учитель сам платил за то, чтобы ему отдали в учение толкового парнишку. Особенно, если тот был из небогатой семьи.

Раз в десять лет монахи во главе с настоятелем объезжали города и веси в поисках новых учеников. Редко, когда путешествие затягивалось более чем на пару месяцев. Но за это время успевали объехать пол-Поднебесья.

 

В назначенный день в княжеском дворе как на вече собралась толпа народа. Шептались, что Светозар заранее знает, кого заберет с собой.

Олешка, в простых одеждах, чтобы не выделяться среди ровесников, с раннего утра томился промеж испуганной и ничего не понимающей детворы в престольной палате дворца.

Никто не смог бы сказать, что он находится в числе избранных не по праву. Княжич был не по годам развит и образован. Добромир не жалел золота и мехов на обучение наследника.

Ждали долго, и мальчишек отпустили побегать. Возбудившись от внезапной свободы, они носились по подворью как бешеные. Олешка порвал рубашку и заработал синяк, схлестнувшись с одним дюжим малым, когда тот - случайно или намеренно, кто там разберет в суматохе? - двинул его локтем в глаз.

Парень, приехавший откуда-то из приграничья, и не подозревал, что связался с княжичем. Потасовке не дали разгореться слуги. Однако предупрежденные накануне княгиней Ладославой ни словом, ни взглядом не выдали Олешку. Разобижено посопев, драчуны вскоре опять вместе участвовали в играх.

Небольшое монастырское посольство неторопливо въехало в ворота, когда солнце перевалило за полдень.

Разбаловавшихся пацанов начали загонять обратно. Олешка, прежде чем возвратиться в сумрачную прохладу дворца, успел разглядеть всадников в коротких светлых рясах. Те сопровождали скромную кибитку и большую крытую повозку.

Из повозки, едва она остановилась, выскочили взъерошенные отроки в одинаково длинных, до колен, рубахах, без кушаков*. Озираясь по сторонам, сгрудились около кибитки.

Что было дальше, Олешка не увидел. Зазевавшегося княжича, бесцеремонно схватив за руку, увлекли в дом.

 

Мальчишек-росичей поставили возле княжеского престола* - по росту. Олешка очутился в конце строя. Он никогда не был слишком крупным, скорее наоборот. Но ни капельки не переживал по этому поводу. А тут вдруг взыграло самолюбие: с чего это ему надо таиться? Изображать из себя простолюдина? Правда, вида не показал. Лишь надулся слегка, тайком потирая ушибленную руку. Оглянулся на маму. Она сидела в высоком кресле рядом с отцом.

Княгиня поймала взгляд сына, улыбнулась ему одними губами.

Ну и ладно, надо так надо! Отец говорит, что князь не всегда должен делать то, что хочется. Гораздо чаще приходится поступать так, как требуется. Хоть это частенько бывает совсем не приятно. Похоже, сегодня был один из таких случаев.

Внезапно ударила барабанная дробь - раскатистая и слаженная.

Двери распахнулись, и в чертог* вступил высокий худой старик.

В свободном балахоне из грубой ткани, подпоясанном обычной веревкой. На голове - обруч из белого металла с крупным красноватым камнем. В правой руке - прямая как копье и очень гладкая палка, вроде трости. Седые волосы до плеч.

А еще был он бос и без бороды.

Старец сделал несколько шагов, барабаны смолкли. Вокруг воцарилась жуткая, как почудилось Олешке, тишина.

За Светозаром следовали двое юношей, таких же босых и в таких же свободных и грубых одеждах.

Перед престолом гости остановились и низко поклонились - сначала князю с княгиней, потом столпившимся у стен боярам и придворным, а после и застывшим в строю мальчишкам.

Это поразило Олешку: приветствовать несмышленышей, у которых и имен-то настоящих еще нет?!

- Здрав будь, князь! Здрава будь, княгиня! Здравы будьте и вы, люди добрые! - голос старика звучал спокойно и уверенно. - Простите, что давно не гостил в вашей славной стране. Простите и за то, что не задержусь долго. Знаю, что у вас есть достойные отроки, которым я мог бы передать явные и тайные знания. Дабы потом они могли достойно служить своему роду. Дозволь узнать, княже: отдашь ли ты мне в учение тех, кого я выберу? - настоятель поднял глаза и прямо взглянул на властителя Гардарики.

Олешка тоже посмотрел на отца. Добромир был явно доволен речью Светозара. Можно не сомневаться: он ответит согласием. Но традиция требовала от князя чуть помедлить с ответом.

А если вдруг гость выберет его, Олешку? Неужели отец с легкой душой отпустит сына из родного дома?

Княжичу стало немного не по себе. Он постарался прогнать дурные мысли. И непроизвольно взмахнул рукой, толкнув соседа - толстого, как бочонок, сына боярина Будана. Хорошо, тот удержался на ногах! Но прошипел в ответ что-то совсем неприличное. Ладно, я с тобой еще разберусь! Узнаешь, как на своего будущего повелителя лаяться!

Движение среди отроков не осталось незамеченным. Светозар встретился взглядом с Олешкой и... улыбнулся. Это совсем смутило княжича. Он потупил очи и залился краской. Ну, точно девица! Леший! Чего это я? Ой!

Липкий противный страх уже проник внутрь.

Он не слышал, что ответил отец. Но увидел, как старец тихо-тихо пошел вдоль выстроившихся отроков. Перед каждым останавливался и, видимо, что-то спрашивал.

Чем ближе настоятель подходил к княжичу, тем медленней становилась его поступь. Казалось, во дворце загустел воздух.

Олешка застыл, боясь пошевелиться и даже вздохнуть. Вот сейчас этот ужасный старик обратится к нему... И случится нечто страшное.

Все произошло как в тумане.

Светозар шагнул к княжичу. И словно уперся в невидимую стену. Взмахнул десницей*, разрубая прозрачную пелену, окутавшую Олешку. Но тот неожиданно, будто защищаясь, вскинул руки. Да так быстро, что никто не заметил его движения.

Настоятель отдернул кисть, сжав от внезапной боли кулак. Вокруг охнули.

Поволока спала в сей же миг. Мир опять обрел цвет и очертания. И звуки. Олешка растерянно смотрел на сучившего ладонью Светозара. А тот снова улыбнулся:

- Определенно я не ошибся. Ну, княжич, хочешь учиться в Братстве?

Олешка даже не сообразил, что почтенный гость назвал его по титулу, хотя никогда до этого не видел и не знал. И промямлил в ответ:

- А почему я?..

 

Потом были долгие сборы. Добромир и Ладослава, вестимо, гордились тем, что Светозар остановил выбор на их сыне. Но отпускать чадо в далекие Полуночные горы и им было боязно. Когда еще придется свидеться? Каникулы в Братстве коротки. Да и не наездишься.

По карте до монастыря напрямую недели три конного пути. Но даже самый могучий волшебник не проехал бы ровным, как стрела, трактом: из-за одного только озера Ок, длинного и змеистого, приходилось давать круг на много дней.

В обход - через Граничный кряж, Славонию, Кладезные горы, Десятинные земли и Лаврион - путешествие занимало не меньше месяца. И то - если двигаться без привалов.

Правда, рассказывали, что есть более короткий путь через Срединный хребет и Пропащие горы, мимо дорожных постов, на которых надобно платить немалую мзду за проезд. Вроде бы в Разлоге, горной крепости на севере Гардарики, жили старики, ведавшие его.

Но более длинная дорога давно стала и более привычной и безопасной, пусть и недешевой.

А на путешествие княжича денег, как и добрых коней и надежной охраны, разумеется, не пожалели.

Большой караван отправился из Златограда в конце прошлой весны. И к новому году Алого Коня и первому осеннему месяцу Божественного Начала без особых приключений, в целости и сохранности, княжич и его спутники прибыли в Братство.

Олешка впервые в своей жизни выехал за пределы родной страны. И, как взрослый, весь путь одолел верхом - на подаренном ему арависком жеребце по кличке Ветерок.

Коня выбрал Властояр, воевода князя Добромира. И наставник княжича в ратных искусствах.

Суровый с подчиненными и беспощадный в бою, за что получил прозвище Бешеный, с княжеским отпрыском этот богатырь был добр и ласков. И покорно терпел любые мальчишечьи прихоти. Хотя, по правде сказать, воспитанный в строгости Олешка "дурил" крайне редко. И вообще, души не чаял в этом молчаливом, но надежном и храбром человеке.

За спиной Властояра злые языки шептали, что некогда он обучался в тайном монастыре Улайхан, пристанище самых отчаянных и умелых бойцов Поднебесья - борьсеков. Поговаривали, что те не брезгуют грязными поручениями и замешаны во многих темных делишках.

В доказательство наветчики поминали странный знак на плече первого княжьего витязя. Олешка видел этот знак: меч с рукоятью в виде раскрытой пасти змеи. Но не на плече, а на локотине*, у запястья. Властояр смеялся и говорил, что сделал сию глупость по молодости. И прятал в рукаве, чтобы не смущать опасливых соплеменников.

Так или иначе, но воеводе и впрямь не было равных в сече. И свои умения он исправно передавал княжичу. К десяти годам мальчик мог выйти на поединок с пятнадцатилетним. И победить его.

Властояра весьма опечалила грядущая разлука. Когда Светозар посетил Златоград, воевода объезжал степные заставы. Вернувшись, он пытался отговорить Добромира от поспешного решения: мол, не к добру отпускать сына в далекий монастырь. Но князь был непреклонен.

Прощание не обошлось без слез. Знамо дело, в первую очередь промочили глаза женщины - мама, младшая сестренка Синеока и нянюшка княжича.

Добромир, отводя взгляд, жалел, что государственные дела не отпускают его проводить сына хотя бы до границы.

Олешка на людях тоже держался стойко. Но потом, когда караван миновал последнюю городскую заставу, пришпорил Ветерка, ускакал вперед и там, где его никто не мог увидеть, дал волю слезам.

Ну и что! Кому какое дело!?. Почетно, конечно, что тебя выбрали в ученики Братства. Да на кой ляд, если приходится расставаться с родными?!.

Однако вскоре на переживания времени не осталось.

По пути они погостили в Вазантии, у кесаря* Славонии Божидара - друга и боевого соратника отца Олешки. Божидар вспоминал, как они с батюшкой юного росса вместе сражались против казаров на границе Великой степи. Добромир не раз спасал жизнь будущему правителю Славонии. Впрочем, как и Божидар - будущему повелителю Гардарики. Тогда они и побратались. А как пришли к власти, между их народами воцарился вечный и нерушимый мир. Даже присловье родилось: скорее Небо обрушится на землю, чем славоны и россы пойдут войной друг на друга.

Божидара Князь Небесный Варок, увы, не наградил наследником. Но зато послал прекрасную доченьку - Раду, которую кесарь уже прочил в невесты Олешке: дабы еще крепче породнить властителей Славонии и Гардарики. Раде только-только минуло семь годков. Признаться по чести, Олешке она совсем не понравилась. Вертлявая, смешливая. Да, симпатичная - этого не отнимешь. Но княжич пока не собирался бегать за девичьими юбками, а потому не придал намерениям Божидара особого значения.

Потом они долго ехали по совсем уж удивительным местам, где народ обходился вообще без правителей, а за советами и для разрешения споров обращался к колдунам, которым исправно платил десятую часть урожая. Потому и окрестили эти земли Десятинными. И поживал местный люд, судя по избам, называвшимся там хатами, вполне зажиточно.

Но больше всего Олешку поразил Лаврион, страна вечнозеленых лесов и таинственных духов - альвов. Их незримое присутствие росс ощущал постоянно, а увидеть так и не сумел, как ни пытался.

Иногда по ночам из дремучей чащи доносилось далекое, удивительно красивое пение на мелодичном, пусть и непонятном языке. Среди попутчиков Олешки не нашлось никого, кто бы знал это наречие, но все - от мала до велика - как завороженные слушали лесные песни, бросая дела, где бы ни находились.

Это был единственный отрезок долгой дороги, где с них не взяли ни гроша за целую неделю странствий.

 

* кушак - матерчатый пояс

* престол - трон, кресло для правителя

* чертог - большое, пышно убранное помещение

* десница - правая рука, иногда - просто рука

* локотина - предплечье

* кесарь - владыка, царь
страницы: 1.2.3
Добавил: Ворон(30.04.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 1205

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО