"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 19
страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9. 10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20

Славония,

Месяц Пробуждения Природы

 

- Не передумал? - всадник осадил коня на развилке.

Пеший спутник остановился в нерешительности. Оперся подбородком на длинную палку, которая служила ему вместо посоха.

Мощеный тракт убегал на восход, петляя среди невысоких холмов с редкими купами деревьев. Хорошо утоптанная дорога - на закат, в обход Вольного озера, к Граничному кряжу. Туда, где серые бесснежные вершины зубьями вгрызались в чистое утреннее небо.

Всадник был высок и статен. Одет в долгополый кафтан. На голове - меховая шапка, на ногах - добротные сафьянные сапоги, в кулаке - камчук, которым он вертел без устали: то ли по привычке, то ли от нетерпения.

Пеший - почти мальчишка. С едва пробившимся легким пушком над верхней губой. С белым шрамом на лбу.

- Нет! - ответил он. Плотнее запахнул простенькую свиту, покрепче опоясался ужей*. Поправил за спиной дорожный мешок.

- Как знаешь, - разочарованно протянул конный. - Кузнецу у нас завсегда работа найдется...

- Россы, глядишь, скоро и до вас доберутся... Хватит, навоевался, - парень сердито хлопнул себя по челу*. - В Феницию направлюсь. Там, сказывают, одним махом разбогатеть можно. Особливо если руки откуда надо растут. А на мою работу Лихарь сроду не жаловался!

- Далече топать придется. По диким местам... Степняков не боишься, Русай? - поддел юнца собеседник.

- Все спокойней, чем у вас, - твердо возразил тот. - К обозу рамейскому прибьюсь - так до Виллазора и дойду. А казары, сам ведаешь, ноне далеко - на зимних стойбищах. Вон, даже кесарь полки с тамошних рубежей снял... Не, опасаться нечего! Зачем пугаешь, Миляй?

Всадник хохотнул:

- Не буду. Да ты зла не держи!.. Что ж, давай прощаться. Да поможет тебе Смарг*!

Русай поклонился:

- Спасибо на добром слове. И тебе пусть сопутствует удача! Даст Варок - свидимся...

Махнул рукой и, не оглядываясь, уверенно зашагал по тракту.

Миляй съехал на проселок, слегка пришпорил коня, и тот неспешно затрусил в сторону гор.  

 

* ужа - веревка

* чело - лоб

* Смарг - у россов и славонов: бог-кузнец

 

Глава пятая

НОЧНЫЕ ГОСТИ

 

ОЛЕШКУ передернуло. По телу вновь галопом разбежались мурашки. Но уже не от ветра.

В десятке шагов от него, на краю леса, застыла огромная кошка. Невиданная: короткое туловище, высокие толстые лапы, куцый, будто обрубленный хвост. Княжич различал каждое пятнышко, каждую шерстинку на пепельно-рыжей морде с длинными усами. С косматыми бурдами*, торчащими по бокам как сосульки. С острыми ушами, увенчанными мохнатыми кисточками. С темными ободками вокруг пронзительно-желтых глаз.

Олешка оцепенел, не в силах сдвинуться с места, даже пошевельнуть пальцем.

Варок! Какая же она громадная! С теленка! А то... А то и больше! Отродье бесовское! Сожрет и не подавится.

Да пошто ж поруха* на его головушку? Из огня да в полымя!

Зенки твои коварные, подлые! Со спины подкралась, вражина!

И все лупится, не смаргивая.

Ишь к земле пригнулась!.. Ой! Щас ка-ак сиганет!

Ва-а-арок! Родименький! Сделай же что-нибудь!

А-а-а!

- Стой, где стоишь! Не дергайся!

Санко?!.

Голос дружка ободрил. Олешка встрепенулся, но отвести взгляд от лесного страшилища не смог. Он точно растворился в завораживающей желтизне кошачьих глаз. Ведьмица - не иначе!

Пусти-и-и!..

Славон, закрывая собой княжича, выступил навстречу зверю. Тихо. И бесстрашно. Только лопатки напряглись на голой спине. Да мышцы вздулись буграми на плечах.

Куда?!. Не смей!

Санко осторожно присел на корточки, вытянув вперед правую руку с доверчиво раскрытой ладонью.

Крошечные черные зрачки вперились в славона. В них, к удивлению княжича, не было злобы.

Отважный отрок и дикая кошка безмолвно смотрели друг на друга. Так длилось бесконечно, невыносимо долго.

На санкиной шее набухли жилы. Он что-то забормотал. Порыв ветра отбросил его волосы назад и донес до Олешки обрывки незнакомого заговора: "...Железной тын стал от земли до небеси ...и от всякого зверя, по земле ходящего!"

Тварь вдруг выпрямила лапы...

Княжич судорожно потянулся к сапожку - за ножичком. Хоть какое оружие!

...И неспеша двинулась вперед. Плавно, изящно. С каждым шагом убыстряя ход...

Санко был совсем беззащитен, но не подался назад, не убрал ладонь.

- Б-беги! - сипло выдохнул княжич. Сдавил рукоять клинка, отводя плечо для удара.

...Страшная зверюга в мгновение ока - Олешка не успел даже уловить ее порыв - очутилась рядом... И стала тереться о ногу славона. Как глупый и ласковый котенок.

Санко беззаботно рассмеялся и оглянулся на росса, замершего с ножом в кулаке:

- Ты че?!. Глядь, красавица! - И ласково протянул: - Ры-ыся! А ну, иди, поздоровкайся с Олешкой!

Че-го-о-о?!

Княжич весь сжался. 

Рысь величаво прошествовала к нему... Лизнула в щеку.

И, потеряв всякий интерес к заблудшим и грязным мальчишкам, выброшенным на берег шальной стремниной, размеренно направилась домой, в чащу.

Олешка взирал ей вслед, почти не дыша.

Рысь! Священное животное, от которого, сказывают мудрые вольхи, произошли первые россы - быстрые, ловкие, смелые воины?!

...А он, выходит, чуть не поднял оружие на сородича!

И-эх!

 

Вскоре на берегу заплясал жаркий огонь. Санко отыскал-таки нужный кремешок. Маленький, но исправный, хорошо высекающий искры.

Перво-наперво просушили оставшееся платье.

Санко - старую, до дыр на локтях, суконную рубаху, стеганые порты да подаренный княжичем чехол, на ноги - обмотки и поршни.

Олешка оказался побогаче: шараварки*, шелковая сорочка, поверх - шерстяная поддевка*, тяжелые войлочные сапоги. А главное - плащ. Пусть простой, посконный*, но широкий и теплый. В дорогу княжич всегда его опоясывал, чтобы не мешал при ходьбе, поэтому в бурном потоке плащ не сорвало и не унесло. Да и пряжка не подвела - слава Вароку!

Меж тем, по небу опять потянулись тучки.

- У-у-у, змеюки! - погрозил им кулаком славон. - У нас в деревне старики гуторят: это аспиды* по небу шастают. Днем солнце красное украсть хотят, а ночью - звезды. Думают, каменья драгоценные, - хмыкнул Санко. И уже без шуток добавил:

- Надо бы хибару поставить. А то вольет - наново мокрыми ходить...

Он аккуратно заложил тлеющие в костре угольки камушками: "Сгодятся еще! Чтоб кремень не тупить".

Побродив недолго по лесу, славон нашел сухую полянку с огроменной корягой. Длинные и кривые сучья торчали как стропила на крыше недостроенной избы. Прикрыть их ветками поплотнее - и пристанище готово. Очень даже удобное. Внутри и для очага уголок найдется - чтоб ночью не холодно было.

Строительные заботы Санко поручил россу:

- Поди, справишься? Лапник не руби! Вишь, иголки сыплются? Ослабли за зиму. Режь легонько - под корешок... А заместо веревки бери ветлу. На бережку ее много. Видал, какие у нее лозинки гибкие?.. Да поклонись допрежь. Тож добра не будет. 

А сам собрался на добытки. Да хоть что-нибудь пожевать! От голода аж мамону* сводило.

Куковать одному после нежданной встречи с рысью княжичу не улыбалось, однако вида он не показал. Санко вроде невзначай заметил:

- Ты кричи, ежли что? Я недалече буду.

Хорошо, коли так! Когда друг рядом - надежнее. Эвон как он с рысью управился!

Олешка не стерпел:

- Ловко у тебя вышло! Признавайся! Чем ее заворожил? 

- Слово есть заветное. Мне его дед перед смертью завещал. Чувствовал, что недолго ему осталось, - славон заморгал часто-часто. Соринка, что ль, в глаз попала?

- Научишь?

- Не могу! - замотал головой Санко. - И не проси!

- Почему? - надулся княжич.

- Ты не охотник, - просто ответил приятель. - Ну, не серчай. Слово один человек ведать должен. Иначе оно силу потеряет. Влёсом* клянусь!

- А я знаю! - обозлился росс. И выпалил: - Железный тын до небеси от всякого зверя! Вот! Что, не так?

- Услышал, значит? - не удивился Санко. Тихо сказал: - Не полное то слово... Ты никогда так не говори, ладно? - поднял на Олешку глаза, полные нечаянной мольбы. - Беду на себя накличешь, - и ладошку к сердцу приложил: - Крепко тебя прошу.

Россу стало стыдно. Он не отозвался. Не кивнул даже. Отвернулся. Тьфу ты, ну ты! Подумаешь, слово! Пусть самое раззаветное. Без него проживет...

А без друга?!

 

...Олешку с размаху окунуло в ледяную стремнину. Всем своим существом он ощутил болезненные удары беспощадных струй.

Увидел мелькающие в безумном вихре камни, деревья, берега...

И Санко, ускользающего куда-то вдаль, теряющегося среди пенных валов... Навсегда!

Нет!!!

Почему?!!

Ужас в который раз пронзил насквозь. Вышиб душу, бросив беспомощное тело где-то там, в бурлящем потоке.

Олешка воспарил над рекой, спрятавшейся в плотном мареве из мельчайших серых капель.

И вновь все вокруг застыло как по волшебству: вода, ветер, время...

Княжич ничего не понимал: что тут взаправду, а что понарошку? Но чувствовал: постичь это важно. Очень.

Только как?!

 

Варок, что то было?

 

Невдалеке послышалось странное всхрапывание. Будто кобыла заплутала. Всадник?!. Ох!

Княжич струхнул, однако любопытство пересилило испуг, и он осторожно выглянул из-за кустов.

На берегу стоял красавец-олень с роскошными ветвистыми рогами. Он жадно пил, опустив морду в воду.

Утолив жажду, тряхнул головой. Короткая радуга прорезала разлетевшиеся в стороны сверкающие брызги.

Батюшко-олень! Покровитель!

Сердце княжича забилось чаще и радостнее. Добрый знак!

Лесной царь посмотрел на Олешку. Опять мотнул головой. Словно приветствовал мальчика. И величественно, без страха, ушел обратно в пущу.

Появление рогача утешило росса. Он повеселел и с новым рвением взялся за работу: ей-ей, враз такую хибару отгрохает! Санко будет доволен.

Ветренный Догод тоже решил подбодрить княжича: разогнал "аспидов", освободил солнышко из заточения. От хлынувшего с небес жаркого света и чащоба уже не представлялась столь грозной. Лишь припекло, загомонили птахи, по веткам засуетились белки.

В мыслях Олешка снова и снова возвращался к нежданному видению. И к тому, что испытал в реке.

Сон то или явь?

И ведь не впервой!

Когда он с Туркой дрался, похоже было. И тот случай со снежком...

А когда Светозар выбрал его в ученики...

А еще раньше... В Златограде. Тогда ему годков семь минуло. Не больше!

Росс хорошо запомнил яркий солнечный день, пропитанный медовыми летними запахами и не предвещавший беды.

...Разъяренный бык вырвался на луг рядом с княжескими хоромами. Олешка возился в траве и не слышал криков дворовой челяди*. А заметил бугая, когда тот возник в десятке саженей.

И, должно быть, сильно напугался.

Взбесившаяся скотина понеслась прямо на него. Но чем ближе, тем медленнее становился ее бег. Быка точно сковывали невидимые путы.

Олешка юркнул вбок из-под самых копыт и что есть духу припустил к могучему дубу на краю поля.

Слуги потом, со смехом и изумлением, сказывали: княжич мчал так быстро, прям летел, что мигом одолел половину огромного луга. Чудо! Чудо!.. Далее>>>

Добавил: Ворон(22.05.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 430

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО