"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 24
страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9. 10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25

Полуночные горы,

Месяц Пробуждения Природы

 

- Как... нету? - Будана аж перекосило. Он подался вперед, вцепившись в подлокотники громоздкого кресла, возвышавшегося посреди кельи.

Час от часу не легче!

Давеча эти басурманы узкоглазые пропали - как сквозь землю провалились! Вот удружил воевода с помощничками! Тьфу!.. О чужеземцах, по правде сказать, боярин сокрушался не особо. Жаль только, день потеряли, пока по колено в снегу за ними рыскали в дебрях.

А теперь, выходит, и княжича в монастыре нет как нет. Зазря он, что ли, с людьми мерз и недоедал? "Я ж из тебя душу вытрясу за наследника, колдун треклятый!"

- Так накой же ты нас целую седмицу мурыжишь в своей дыре? По какому праву?!.

Светозар и бровью не повел. Взял со стола скрученный пергамен. Протянул его гостю:

- Полагаете, я должен был ослушаться княгиню? - Старец, прищурившись, взглянул на боярина. В глазах блеснула тщательно скрываемая насмешка. Но Будан не заметил иронии. Смутился:

- Я грамоте не обучен...

- Но, надеюсь, печать Ладославы вам знакома?

- Да, ее знак, признаю.

- Сие послание я получил два месяца назад. В нем княгиня просит отослать сына в надежное место. Туда, где жизнь его будет в безопасности. Так...

- Но почему?!. - взревел Будан. - Она, что, не доверяет? Мне?! - Росс вскочил. Возбужденно заходил по келье. - После стольких лет преданной службы!

- Боюсь, дело не в вас, мой дорогой гость...

- А в ком же?.. - надменно вопросил боярин.

- Пожалуй, вы и сами знаете ответ на этот вопрос.

- Послушай, любезный, неча мне тут гатать*! Я человек ратный, простой. В загадках не силен. Кто, по-твоему, строит козни супротив княжича? Божидар?

Светозар промолчал. Лишь пристально посмотрел на собеседника.

Будану почудилось, что старец выворачивает наизнанку всю его душу. Ошарашено воззрился на старца, словно узнал какую-то страшную тайну. Но тут же возмущенно замотал головой:

- Этого не может быть!..

 

* гатать - говорить загадками

 

Глава восьмая

ПИР

 

- ДЗЕДА, дзеда! Чаму мы на балоте жывем? - тонюсенький голосок выдрал Олешку из полусонного забытья.

- Так и на балоте? Што, не падабаеца?.. Ну, слухайте! В далеки час, кали народы дзялили меж сабой шчасце, сабрались яны на вяликим поле и пачали решаць, хто што хочет. Пытае тадышний кнеж света у синдов: "Вы, синды, што хатите?" - "Мы хатим уражайны зямли". "А вы, казары?" - "Раувнин и каней". "А вы, рамеи?" - "Нам дай розума". "А вы, даны?" - "Нам патрэбны горы высоки". "А вы, кушты?" - "Мы хатим быць самыми багатыми". "А вы чаго хатите, боруски?" - "Мы, браты, не можем зразу сказаць - пайдем да дому, падумаем и дагаваримся". Вось до сягоняшнего дня и дагаварываюца.

Рядом захихикали. Старик пригладил белую бороду и подбросил в костер дровинку.

Огненные светляки взвились в темно-синее небо, закружились в беспечном танце. Точь-в-точь как эти шалые селяне на стогне.

А и... ну их к лешему!

Олешка откинулся на плечо примостившегося тут же дружка. Санко еще хмурился. Но теперь в его глазах искрилось любопытство.

- Ага, пакуль што балакалы, иншей зямли у Поднебесьи не засталось.

- А кнежич?..

 

Вокруг забытых на площади мальчишек во все глотки разметнулось веселье. Загудели сопелки, забухали барабаны, застучали трещотки. Безумный вихрь гульбы поглотил селян от мала до велика - мужиков, баб, детишек, даже стариков. Кто пляшет, кто играет, кто голосит как резаный - не разбери-поймешь что. Горящие зенки, потные тела, лоснящиеся макушки. Размалеванные личины*: во сне привидятся - не проснешься. И в нос взамест сладкой дымной крады бьет кислючий квасной душок.

У Олешки от всего происходящего голова пошла кругом.

А Санко точно ждал: опять ухватил росса за локоть, потащил прочь, под черный полог ночи. "Куда? Зачем?" - попробовал воспротивиться княжич. Но славон уже нырнул в безлюдную темноту между избами. Или хатами. Или... Да Варок их знает, как они свои развалюхи называют!

Ай! Да постой ты!

- Я ногу засадил! - хныкнул княжич, ощутив острую боль в коленке. Чертыхнулся: навалили тут... Горе-хозяева!

Шум праздника за спиной немного стих, а впереди сплошной стеной внезапно проступила громада леса. В лицо пахнуло бодрящей хвойной свежестью.

- Идти можешь? - наконец, откликнулся славон.

- Ты не беги только! - попросил Олешка.

Кривая изгородь вывела к небольшому костерку на опушке, у самой околицы*. Десяток лупоглазых ребятишек мал, мала, меньше сгрудились вокруг белобородого деда. Чадобор!

Заметив его, Санко подался назад. Но ковылявший следом княжич с разгона воткнулся лбом приятелю меж лопаток и вытолкнул на свет...

 

- А кнежич Первослав знайшел новы зямли? - не унимался голосок.

Чадобор покосился на росса и ответил так:

- Нихто гэта не ведае, унучак.

- Дзеда, а чаму ж у нас сягоння свята?

- А вы не знаеце? - удивился старик. Олешке показалось, что притворно.

- Няма, няма, - раздались вокруг голоса. - Раскажи!

- Ну, слухайте! - вновь произнес Чадобор.

 

...Там, на площади, среди чужого праздника, чужих лиц и чужих песен княжич по-настоящему растерялся. Сам себе представился таким маленьким, слабым, беззащитным. Таким одиноким.

Сейчас же Олешка стыдился нежданной слабости. Хорош будущий князь! Еще чуть и заорал бы в голос: "Тятя! Забери меня отсюда!" Негоже! Добро б, никто не заметил.

Но сил на долгие переживания, признаться по правде, у росса почти не осталось. А беззаботное пламя костра успокоило, заворожило. Тревоги обернулись блаженной истомой, от которой начали слипаться глаза.

Тепло. Уютно. Как дома. Когда рядом свои.

Эй, буде спать-то! Все интересное пропустить можно. Вон, как мальцы рты пораскрывали на Чадобора.

Хороший старик. Добрый. Пошто Санко на него взъелся?!

 

- Был у вяликаго кнежа Славибора сын, кнежич Первослав...

"Кто? Кнежич? Как я?" - едва не переспросил Олешка. Но сдержался.

Нет, правда, потешное у борусков наречие.

В общем, понял росс, "прачул" Первослав про земли, в которых "цячет" мед и молоко. И решил их "знайти". Но Славибор не захотел отпускать сына. Заупрямился Первослав, "пасварылся" с отцом. И ушел, позвав за собой многие роды.

Я б не смог! - подумал Олешка. Отца все-таки надобно слушаться. А... а вот, поди, послушался бы Первослав, так не было бы ни россов, ни славонов. "Значит, и меня?" - спохватился княжич. - "И Санко?" Нет, пожалуй, правильно поступил великий предок.

А Славибор слег от разлуки. И, чуя близкую кончину, завещал: отправьте гонца вослед сыну моему любимому, передайте ему "пярсценак" мой кнежий. И просите: найдет он земли благие, пусть сына пришлет. "А вы, людзи, ведайце: той, хто с пярсценком прыйдет, кнеж ваш шчыры". Какой-какой кнеж?!

Сказал и умер. Некому стало править борусками. Пришел их край в запустение. Тогда собрались вяшчуны и старейшины, порешили: слово Славибора - закон, а пока выберем нового "гасудара". И выкликали Чудимира, прапрадеда нынешнего кнежа.

- И вось сягоння пярсценак вярнувся, - торжественно закончил Чадобор.

Белобрысый малец, сидевший напротив Олешки, наморщил нос:

- Таксама мене пярсценак! Количко звычайно!

- Не, не звычайно, а чарадзейно.

Тут уж княжич не стерпел:

- С чего это оно чародейное?

Чадобор хитро взглянул на отрока:

- Дык зрабили ж яго альвы-чарадзеи.

- Раскажи аб альвах, дзеда, - курносая малышка с длинной косой забралась старику на колени и прижалась щекой к его плечу.

- Добра, - отозвался он и в третий раз за вечер повторил: - Ну, слухайте. У Кнежа Нябесного Сварга...

"Какого еще Сварга?" - чуть не вспылил Олешка, но одернул себя: погодь злиться! Верно, боруски Варока по-своему величают. Мудрый вольх Всемысл говорил, что у Бога много имен.

Ладно, проехали. Так что там с альвами?

...У Сварга были два сына и дочь: Чел, Гмур и Альвина. От них проистекли народы, населяющие Поднебесье - люди, гмуры и альвы.

Гмуры пошли в деда - великого бога-кузнеца, а альвы - в мать, прекрасную Альвину. Люди же стали сами по себе и решили подчинить себе братьев. И тем пришлось спрятаться.

Гмуры, их еще называют карликами за малый рост, убежали в горы. Они добывают руду и плавят ее. Понастроили подземные города и дворцы. Иногда выходят на поверхность, и если встретят человека, пугают громким криком.

Альвы - мудрецы и волшебники, но владеют лишь добрыми чарами, не могут причинить зла. Поначалу они ходили по Поднебесью и принесли много пользы. Например, научили "вяшчунов" знахарству. Альвам подвластны летучие огненные змеи.

- Ух, ты! - обернувшись, Олешка увидел, как страстно блеснул зрачками дружок.

Говорят, где-то среди вечноцветущих лесов к югу от Полуночных гор есть волшебный замок Эйдел, в который нет дороги чужакам. Там альвов никто не беспокоит, там они поют свои песни и никогда не старятся.

Гладко старик сказывает, рассудил княжич. Ему впрямь почудилось: вот-вот из чащи польются те прекрасные напевы, которые он слышал в Лаврионе. Когда караван из Златограда еще только направлялся в монастырь на Орлиной скале. Значит, то вправду были альвы?

Или, может, старик врет?

- А у людей как перстень оказался?

- Альвы падарыли яго першаму кнежу у заклад вечнай дружбы. Тады яны яшче веравали, што падарунак прекрацит усе войны. Але надзеи пайшли прахам, - грустно молвил Чадобор.

- Хто ж цяпер будзе нашим кнежем, дзядуня? - вдруг спросил рыжий пацаненок, сосед Санко.

- А вось, з вами поплеч сядзит... - Чадобор кивнул на Олешку. Что-о-о?! Десять пар удивленных глаз вытаращились на княжича.

- Тю-ю, ён жа хлопчик!

Олешка почувствовал, что краснеет. Кто-то требовательно дернул его за рукав, и он увидел перед собой мальчонку с золотистым вихорком:

- Дык што? Знайшел Первослав добры зямли?

- Зараз дазнаем, - усмехнулись из темноты. К огню вышел деревенский старшина. Теперь он был в расшитой свите, подпоясанной узким кушаком с длинными концами. Его сопровождали хмурые вои* из дружины кнежа: как один в кожаных латах и с короткими копьями.

- Мы цябе па усяму хутару шукаем, - с укором бросил усач Олешке. - Пайдем, кнеж наказуе! Жадет цябе бачыць...

 

Старшина провел мальчишек мимо четырехглавого идола к задруге - общинному дому, возвышавшемуся на краю сельской площади.

Буйное празднество переместилось с капища за околицу, на широкий луг. Там мерцали красноватые отблески костров, оттуда доносились веселые песни, пьяные выкрики, разливистый смех.

По площади же гулял свежий ночной ветерок, игравший пучками соломы и от скуки завивавший пыльные вихорьки.

Свет пламенников из распахнутых дверей задруги выстелил на земле рыжую дорожку. Олешке мерещилось, что он ступает по вытканному из огненных ниточек ковру. Куда приведет он? На престол али на плаху?

Рослые спутники не проявляли враждебности. Вообще смотрели равнодушно, словно им и дела нет до порученных отроков. Но... Но на душе у юного росса отчаянно скребли кошки.

С каждым шагом свет становился ярче. Княжич пялился наперед как завороженный. Оттого на пороге едва не запнулся. Вот было бы смеху, если б грохнулся носом прямо перед всем честным народом! Далее>>>

Добавил: Ворон(26.06.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 470

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО