"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 26
страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9. 10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27

Синевир,

Месяц Пробуждения Природы

 

- Вишь, выпростались! Верность воеводе кажут, - тихо пробурчал пожилой копейщик и сплюнул в сухую прошлогоднюю траву.

Небольшая ровная кулижка разделила вековую дубраву надвое. Посреди нее возвышался идол Варуна - покровителя всех воинов. Хмурое божество обступили обнаженные по пояс росские дружинники - молча и почтительно склонив головы. Ближе всех к кумиру, скрестив на груди руки, стоял чернобородый силач - тоже без рубахи. На его правой локотине темнел отчетливый знак: меч с рукоятью в виде раскрытой пасти змеи.

Поодаль толпились простые ратники и ополченцы - в разношерстных доспехах, вооруженные кто во что горазд.

- Почему это? - спросил парнишка-лучник. Лицо его горело от возбуждения. По всему видно, ему нравилась суровая торжественность, царившая на поляне. А еще пуще хотелось оказаться там, у самого идола, среди княжьих гридинов*.

- Ничего вы, молодые, не знаете, не ведаете, - с укором заметил копейщик. - Обычаев не помните. Мотай на ус, Страшко... Э, да у тебя и усов-то нет! - делано удивился насмешник. - Ладно, не журись!.. А у нас исстари ведется: ежли рубаху перед битвой снял, знамо, обет даешь биться до смерти.

- И что в том дурного? - чуть обиженно возразил юнец.

- По мне, так ничего, - чуть слышно прошипел еще один ратник, в кожаной броне. - Ты вот лучше скажи, Плехан, пошто святой обряд чужак творит?..

Седовласый вольх в сером балахоне до пят неспешно выступал вдоль выстроившихся дружинников. Перед каждым останавливался и давал пригубить чашу, выточенную из человеческого костяка*.

Копейщик снова сплюнул и вполголоса ответствовал:

- Люди говорят, мудрый Всемысл отказался благословить властоярову затею, не захотел просить милости у богов на братоубийственную войну. Вот воевода и призвал какого-то ведуна с гор...

Обойдя строй, седовласый вернулся к идолу и опрокинул на него остатки питья. По лику Варуна, по бороде, по плечам, по деревянному мечу потекли густые багровые струйки.

В отрогах Граничного кряжа эхом раскатился гром.

Вольх радостно воздел вверх десницы:

- Боги услышали наши молитвы!

И, обернувшись к замершим вокруг воинам, выкрикнул:

- Идите и возьмите победу!

На его груди в лучах восходящего солнца кроваво блеснул зловещий оберег - ворон с головой волка.

 

* гридин - воин отборной дружины

* костяк - череп

 

Глава девятая

ХРАН

 

ТЯЖЕЛЫЕ створки глухо клацнули за спиной. Воцарилась непроглядная тьма. Как у Мавра в... Ох, прости мя, Варок!

Олешка на миг замер. Внутри с тоскливым звоном лопнула последняя сутужина*, удерживавшая его от полного и безысходного отчаяния. Все? Теперь точно конец?

Княжич метнулся назад, затарабанил кулаками в дверь, до крови сдирая кожу с костяшек:

- Откройте! Что я вам сделал?.. Да чтоб... Да чтоб вас Кащей скарядил*! Аспиды подколодные!.. Чакалки* смердячие!

Никто не отозвался.

Олешка заскулил. Ровно кутенок, брошенный в лютый мороз на улице. Но щенку несмышленому всегда найдется, куда убежать, где спрятаться, перетерпеть, переждать. Пережить.

"А мне? А я?!."

Мысли путались как нити в пальцах неумелой ткачки. Княжича бросало то в жар, то в холод. В груди хрипело и булькало. И с воем вырывалось наружу. Тело ходило ходуном. И не было никакой мочи унять эту дрожь.

Обессиленный росс привалился к стене храна. Ноги тотчас подкосились, и он обреченно сполз на пол.

"Санко небось думает, что я слабак... Разнюнился... Да, слабак!" - рассердился вдруг Олешка. Пусть мнит, что хочет!

Славон уселся обок:

- Да погодь ты! Реветь-то...

- Ага, тебе хорошо! - сквозь слезы выдавил Олешка. - С лесником* не тягаться...

При одном лишь помине о том, что ему предстоит поутру, княжич вновь затрепетал.

Медведь. Урман. Ломыга. Тот, чье истинное имя ведомо только вольхам. Злющий. Голоднючий после зимней спячки. Кто против такого устоит?!

- А меня, чаешь, по головке погладят? - с вызовом спросил славон. - Дюже я сумлеваюсь...

Слова дружка чуть успокоили княжича. И то правда. Он-то хоть знает, что его ждет. А Санко... Что для него выдумают злодеи болотные?

Эх, все равно пропадать! А вместе, как говорится, веселее.

Олешка всхлипнул: да уж, веселее некуда...

Славон придвинулся ближе и горячо зашептал:

- А я тебе говорю: погодь! Мож, колечко выручит. Оно-то, выходит, колдовское.

Вот наивный! Нешто он на эти россказни купился? Олешка фыркнул, сдернул перстень с пальца:

- На, сам пробуй.

Санко отвел руку росса:

- Я б попробовал, да не могу. Колечко твое. Тебя оно и послушает, ежли че...

- Ежли че, - передразнил дружка Олешка.

Удивительное дело: санкина вера в могущество отцовского подарка приободрила и его. Сердце перестало беситься под грудиной. В голове прояснилось.

А славон, почуяв перемену в настроении княжича, прилип банным листом:

- Прям щас испытаешь? Ну-кась, сломай засов!

Княжич зашмыгал носом:

- Как?

- Мне откуда знать?.. Припомни, как князя свалил.

- То само получилось, - затосковал Олешка.

- Ну-у, я тебе не советчик, - разочарованно протянул Санко.

Всегда так. Едва надежда затеплится - на тебе! Обухом по маковке.

"Фигушки! Не уступлю. Не надейтесь!" - росс мысленно скрутил дулю невидимым недругам: кнежу с беловолосым вольхом.

У него должно получиться. Даром, что ли, их в монастыре учили болячки лечить, ссадины да царапины. Силой собственной. Верно, и с мощью перстня совладать так можно.

Главное - спокойствие. Полное и нерушимое. Чтоб никаких лишних думок.

- Тогда не путайся под ногами! - решительно велел Олешка.

Встал. Ощупал дверь. Уперся ладонями. Закрыл глаза. Глубоко вздохнул.

Попытался представить, как открываются створки...

В висках застучали звонкие молоточки, лоб покрылся испариной. Росс задержал дыхание. Аж щеки надул от усердия.

Под ногти впились горячие колючки. У-ух! Олешка сжал кулаки, и они немедленно налились тяжестью. Кувалды - да и только! Хоть что в щепы разнести можно. А уж дверь в хране тем паче.

И княжич ударил. Будто ненавистному кнежу в грудь влепил. Отчаянно понимая, что иного случая ему не представится...

О-о-ой! Ой-ой-ой! Росс засучил ладошками. Больно-то как, Варок!

Он, что, и впрямь по воротине врезал?

А та, окаянная, и не шелохнулась. Ни на мизинчик не поддалась. Не скрипнула даже.

Олешка изможденно бухнулся на коленки:

- Не умею я...

 

Ведь смог бы, если б кто подсказал.

А может, не в перстне дело?

Вот Светозар...

У Олешки тоскливо засосало под ложечкой. Не наделай он всяких глупостей, так и жили бы они с Санко в монастыре припеваючи. Не знали бы, не ведали о подлых борусках.

...Вот Светозар твердил о способностях княжича. Эх, наставник! Почему не...

"А это ты должен уразуметь сам! Иначе вовек ими не овладеешь..." - опять всплыли в памяти слова настоятеля.

Уразуметь. Сам...

Что теперь толку от "способностей"?!

Однако зла на Учителя росс не держал. Была горечь. И равнодушное спокойствие. Значит, такова его доля. Значит, так хотят боги. Значит, не заслужил лучшей участи...

Княжич свернулся в комочек.

Поздно пить медовуху, когда в глотку волк вцепился... Ну, ладно, не вцепился еще. Но вцепится. И не волк, а медведь. Совсем скоро.

А встретить то, что уготовано тебе слепой бабкой Мокушей*, надобно с честью. Как полагается достойному сыну великого племени. Чтоб не посрамить ни отца, ни пращуров.

Стало быть, мудрая богиня соткала полотно его судьбины. Остался последний узелок. До чего ж куцая вышла холстинка, махонькая!.. Он даже имени настоящего не успел заслужить. Так и останется безымянным маленьким мальчиком. Разве что мать с отцом о нем вспомнят.

А может... Может, упросить Мать Небесную подождать? Хоть немного. Вымолить... Что? Прощение?

Понятно, на милосердие божье уповать тщетно.

Но хуже-то не будет. Наверняка в хране есть лик Хозяйки Судеб. Припасть. Поплакать. Разжалобить!..

Глаза уже привыкли к сумраку. У дальней стены Олешка различил кумирню*. За ней - выстроившихся рядком идолов, трех или четырех. Кто - издали не разобрать. А подойти боязно. Все ж неродные боги.

И вот что странно: дух в хране затхлый, плесневелый. Будто святилище отмыли на совесть, да после не проветрили. Или того хуже - давно не взывали к покровителям, не приносили жертвы, не курили* пахучие можжевеловые веточки, творя обряды.

Глядишь, Мокуша и смилостивится над "чужынцем", коль тутошние внуки вниманием обделяют...

 

Санко не ответил. С поникшими вихрами пошел вдоль стены. В углу остановился. Потрогал бревнышко. Другое.

Неужто надеется лазейку отыскать?

Навряд. Боруски не дураки: знать, уверены, что из храна не выбраться, раз заперли здесь своих врагов.

Да не враги мы! - чуть не заорал Олешка. На душе стало вконец гадко.

Санко продолжал тискать стены. Аж припал на карачки, пытаясь что-то высмотреть.

Пусть!.. Пусть ищет. Все забава. И не так страшно.

"Как мне", - Олешку опять окатило ушатом стылого ужаса. Захотелось стать крошечкой. Песчинкой. Пылинкой - чтоб шмыгнуть сквозь щелку меж половицами, да и улететь с ветром. Подальше от злых людей...

Придушенный вскрик вспорол тишину.

Княжич вскочил. Что еще? Кто кричал?

Из угла пятился Санко.

Варок!

В пыльном воздухе храна, в паре вершков от пола, колыхалось белое пятно. Огромное - в половину человеческого роста.

Бледный призрак, покачиваясь и разрастаясь в размерах, медленно двигался навстречу. Ближе. Ближе...

Славон опрометью рванул назад, к Олешке. Прижался к нему. Будто княжич мог защитить дружка. От кого?

Росс впялился в привидение, не в силах отвести взгляд. Да и просто пошевелиться. Батюшки-светы! Не парное, так вареное. Не кол, так дыба!

И успел лишь подумать: не будет никакого поединка с хозяином леса... Может, так и лучше? И быстрее.

Пятно мало-помалу приобрело более четкие очертания. Теперь оно напоминало человека в белом балахоне с покрытой капюшоном головой.

- Не бойтесь! Я пришел помочь вам, - произнес по-росски тихий голос.

Сухой щелчок - хран озарила зажженная лучина. Призрак сделал несколько шагов вперед, сдернул накидку, скрывавшую лицо. Богумир!!! Далее>>>

Добавил: Ворон(26.06.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 413

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО