"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

Страница 3
страницы: 1.2.3.4
Златоград,

Месяц Новых Даров

 

Красивая высокая женщина, скорбно склонившая голову в полумраке просторной дворцовой горницы, стремительно обернулась, уловив за спиной шаги. Во взоре ее на миг вспыхнула надежда. И тотчас погасла, встретившись со взглядом вошедшего - темнобородого мужчины в покрытом желтой дорожной пылью костюме.

Гость едва заметно кивнул вместо приветствия. Столь явная неучтивость заставила хозяйку покоев надменно поджать губы: что он себе думает?

Однако не время сводить счеты. Немой вопрос повис в воздухе.

- Я сожалею, княгиня. Дружина вернулась ни с чем, - голос мужчины прозвучал глухо и напряженно. - Но клянусь честью... - он сжал кулаки, но женщина холодно оборвала его:

- Ты бы, Властояр, лучше помнил о чести там, в горах, когда бросил Добромира на растерзание татям*.

Воевода виновато склонил подернутую сединой голову. На загорелой и обветренной коже вздулись желваки.

- Славоны кровью заплатят за коварство!

- Не гони коней! Прежде надобно отрядить послов к Божидару. По моему разумению, вы встретили обычных разбойников.

- Я не верю Божидару: слишком сладки его речи. Один Чернобог ведает, не сам ли кесарь замыслил предательство?..

Княгиня презрительно вздернула подбородок. Но Властояр, дерзко глянув прямо в глаза, не дал вымолвить и слова:

- Ваше величество, согласно высочайшему повелению, правителем при юном княжиче являюсь я. И я из-под земли достану убийц князя.

- Не хорони господина раньше срока! - резко возразила Ладослава. Речь ее исполнилась едкой иронией. - Посольство в Академию ты, вестимо, тоже снарядил для поиска злодеев?

- Наследника надлежит возвратить домой. В смутные времена его место в Златограде - под надежной охраной.

- Но до зимы не поспеть! Перевалы в горах закроются совсем скоро. Ты погубишь людей, Властояр! Не лучше ли дождаться весны? Я не хочу рисковать жизнью сына. В Академии ему ничего не грозит...

- Монастырские стены не остановят лазутчиков. А княжич вполне мог бы получить лучшее в Поднебесье образование дома. Однако гордыня застила вам глаза. Отправить малолетнего дитятю за тридевять земель - верх безрассудства! Простите меня...

- Поступай так, как считаешь нужным, - Ладослава сменила гнев на милость. - Уповаю*, помыслы твои чисты.

Властояр, чуть помедлив, отвесил глубокий поклон и быстро вышел.

Дождавшись, пока смолкнут шаги за дверью, княгиня трижды громко хлопнула в ладоши. В горницу вбежала служанка.

- Подготовь дорожные платья, Смирена. Поутру отправимся в Старград. Я хочу навестить мудрого вольха Всемысла. Будем молить Князя Нашего Небесного о спасении для моего мужа. Поняла? Так и отвечай, если будут спрашивать, куда, мол, княгиня собралась... Да, Ортуз с письмом уже отбыл?

 

* тать - вор, разбойник

* уповать - верить, надеяться

 

Глава третья

ТУРКА

 

"ДАРБОГ Варожич, спасибо тебе! Прости мя, внука своего нерадивого, коли сотворил что не так. Надоумь, наставь на путь верный и правый. Молю: сделай так, воеже* день грядущий был паче* дня минувшего. Во имя Отца нашего небесного, могучего князя Варока...", - замерев на мгновение на крыльце, юный росс шепотом выпалил надлежащий проводам дневного светила наговор. Зажмурился, подставил лицо под неяркие, но еще теплые отблески золотой колесницы, на которой спешил в свои царственные чертоги за дальними вершинами Бог Солнца.

Приоткрыв один глаз, Олешка добавил от себя: "И возвращайся скорее. Я буду тебя ждать! Очень-очень!".

Просторный двор покрывали лужи и жалкие остатки утренней пороши. Днем, пока они с Санко драили на кухне котлы, по-летнему жаркое солнышко разогнало снежные тучи и растопило все, что натряс поутру своей бородой Вихорь. Росс не без ехидства отметил, что предсказание друга-славона насчет погоды оказалось превратным.

Вечерний морозец прихватил талую воду некрепким ледком. Княжич попытался прокатиться по нему, однако подошва его тисненых сапожек скользить решительно не хотела, и мальчуган чуть не приложился носом к брусчатке.

Леденящий ветерок забрался под рубашку. Бр-р! Холодно!

Олешка огляделся. В дальнем углу двора копошились мальчишки - пятеро или шестеро, в разномастных одежках.

Единой формы в академии не было. Лишь на занятия надевали специально выданные монастырским кастеляном алые косоворотки. Цвет символизировал огонь силы, скрытый внутри каждого ученика. А в остальное время носили то, что захватили из дома.

Издали могло показаться, что мальчишки дерутся. Верховодил ими смуглокожий малый в богато расшитой рубахе, блестящих атласных штанах и высоких сапогах с загнутыми вверх носами. Олешка распознал в нем Турку, сына знатного вельможи из Тарбада.

Юный кушт отличался высоким ростом и недюжинной силой. Среди школяров ему не было равных на кулачках. Княжичу уже приходилось сталкиваться с ним в учебных схватках. И каждый раз росс бывал бит.

Вот и сейчас, судя по всему, Турка устроил с приятелями дружескую потасовку, чтобы в очередной раз продемонстрировать свое превосходство. Это его непрестанное бахвальство Олешке ой, как не нравилось!

Поэтому он и не стал задерживаться, хотя поглазеть на кучу-малу было интересно. Росс спешил проведать Ветерка.

Жеребец обитал в монастырской конюшне под присмотром старика Стура. Иногда он разрешал выгуливать скакуна. Княжич надеялся, что и сегодня ему дозволят покататься.

Еще он прихватил с собой кусок хлеба с солью: для Вазилы - привередливого дворового духа, ходившего за лошадьми. Чтобы тот получше ухаживал за Ветерком.

Турка заметил Олешку. Показал на него пальцем и что-то сказал своим дружкам. Послышались смешки.

Росс решил не обращать на них внимания и двинулся к выходу со двора, стараясь не оглядываться. Нет, он не боялся. Просто не хотел связываться.

Но Турка не унимался: его голос зазвучал в вечерней тишине еще громче и насмешливее. Олешка, хоть и не говорил по-куштски, отчетливо разобрал в короткой фразе словечко "агар" - "слабак". И "урус" - то есть "росс".

Еще дома, от дворцового стремянного*, который тоже был родом из Тарбада, он научился оборотам, расхожим среди тамошних простолюдинов. Разумеется, втайне от родителей и воспитателей.

Поносное словцо ударило княжича. Он как с размаху врезался в стенку. Развернувшись, глянул прямо в глаза обидчику и зычно выкрикнул в ответ: "Хук бушидан!". Будь что будет! Драка так драка... Будущему князю негоже спускать оскорбления.

Турка вспыхнул. Его коричные щеки совсем потемнели. Еще бы! Когда тебе на родном языке предлагают расцеловать свинью - грязную и презренную животину, мясо которой ни один уважающий себя кушт и в рот не положит.

Приятели задиры притихли. Они тоже поняли, что потасовки не избежать, и разошлись, образуя круг.

Турка в два прыжка очутился рядом. Даже не стал, как положено, ждать, пока росс приготовится. С размаху влепил кулачищем в лицо княжичу...

 Олешка насилу увернулся, но все равно получил чувствительный удар в глаз и не удержался на ногах.

Кушт пантерой метнулся к поверженному противнику, оседлал и принялся со всей дури колотить по чем попадя. Княжич едва поспевал подставлять руки, чтобы защититься от тумаков. Но Турка всем телом приналег на него, не оставляя пространства для изворота. Его налитые кровью глаза сверкали сущим безумием.

Олешка понял, что пропал. Что Турка не остановится. Противостоять этому сумасшедшему натиску уже не хватало сил. Россу стало по-настоящему страшно...

Внезапно кулак дюжего кушта словно уткнулся во что-то твердое прямо в воздухе. Да и хватка вроде ослабла.

Олешка вывернулся из почти медвежьих объятий и просто толкнул недруга обеими руками в грудь, чтобы отскочить в сторону и встать в боевую стойку.

Неожиданно Турка взлетел вверх и, нелепо взбрыкнув ногами, грохнулся наземь в десятке шагов от княжича.

Росс перевел дух. Он ощущал себя до упора натянутой тетивой, готовой сорваться с пальцев лучника вместе с разящей стрелой.

Турка долго лежал без движения. Убился, что ли? Не дай, Варок!.. Да ну, вряд ли!

Олешка благородно выжидал. Но кулаки не разжимал.

Наконец, противник приподнялся и отчаянно затряс головой. Безумие в его глазах сменилось удивлением и даже испугом. Смерил княжича непонимающим взглядом. Этот росский сморчок одолел его, непобедимого Турку? Швырнул как мешок с сеном!

Кушт опять ругнулся по-своему и, прихрамывая, заковылял к крыльцу. Мальчишки, опасливо озираясь, побежали за своим вожаком.

Олешка с облегчением вздохнул. И тут же почувствовал, как саднит левая скула. Подбитый глаз заплыл. Как бы то ни было, но рука у Турки тяжелая.

Княжич набрал в ладошку подтаявшего снега и прижал к ране. А, пустяки! Пройдет.

А ведь он поколотил самого Турку! Не поверит же никто! Росс от возбуждения сиганул через широкую, сажени в две, лужу.

Ладно, пора к Ветерку! Он и так потерял много времени из-за этой драки. Покататься, видать, точно не придется...

 

Стура в конюшне не оказалось.

Ветерок встретил Олешку веселым фырканьем. Ему-то что! Он и не знает, в какой передряге побывал его хозяин. Или?..

Конь вдруг лизнул мальчика шершавым языком прямо по ссадине. И - чудеса! - боль как рукой сняло. Княжич благодарно прижался лбом к теплой морде. Потом отломил кусочек от краюхи и скормил скакуну. Тот сунул нос за пазуху: еще!

- Нет, и не рассчитывай! Это Вазиле!

Ветерок возмущенно заржал: мол, я и сам о себе позаботиться могу. Зачем переводить такой вкусный хлеб на какого-то там Вазилу? Может, его и нет вовсе! А?

- Есть-есть!..

Олешка разгреб солому и, обсыпав оставшийся кусок солью, припрятал в углу стойла.

- Смотри, не ять*!

В ответ жеребец лишь хитро скосил карий глаз: дескать, я ничего и не видел.

- Я пойду! Стура все равно нет. Завтра забегу. Договорились?

Ветерок снова потянулся своим длиннющим языком к княжичу. Но тот уклонился, потрепал коня за гриву:

- Давай без этих телячьих нежностей! Я тебя и так люблю.

С конюхом Олешка столкнулся на выходе. Стур нес в кошнице* еще теплые подковы. Из кузни, вестимо.

- Коняку своего навещал? - Вместо приветствия пробурчал старик. - И то дело. Он сегодня прям извелся весь. Круги по стойлу нарезал как шальной. С чего - ума не приложу!.. Кататься не пущу - и не проси! Лучше подмогни мне. Подковы надоть тут поменять.

- Кому?

- Да нешто не видал? С утра к настоятелю один тартарин наведался, - Стур явно был не дурак поговорить. - Такой переполох устроил. Чего понесло, на зиму глядя? Главное: пробыл-то у нас - всего ничего. А Светозар велел ему лучшего коня отдать... Алабая! - Конюх в отчаянии воздел кверху руки.

Отдав Олешке кошницу, старик провел мальчика к деннику*, в котором, печально опустив голову, стоял гнедой конь с коротко стриженой гривой. Тот даже не повернул морду к пришельцам.

- Хорош, верно?.. Откормлю, обихожу - и Алабая мне заменит. Ох-ох-ох! Какой скакун был!.. Видал, какая погода стоит? - Стур неожиданно сменил тему. - Тоже из-за гостя этого, будь он неладен!

- Как это? - удивился мальчик.

- Ну, ведь нужно было его восвояси отправить. А как с утра мело? Вот и рассуди. Замерз бы на обратном пути... Потому настоятель учителей собрал, и они до обеда колдовство творили в башне: тучи разгоняли. Теперича на неделю распогодилось. Аккурат хватит, чтобы до Торжка добраться.

- Зачем?

Верно, не так уж и неправ был Санко со своим предсказанием, рассудил княжич. Однако супротив чародейства и матушка-природа не всегда сможет.

- А это тебе, мил человек, знать не положено! Я тебе и так с лишком наговорил, - проворчал конюх.

- Я никому не проболтаюсь, - примирительно ответил мальчик. - Откуда гонец-то?

- Кто ж его знает?! Я с ним разговоры не разговаривал... Ладно, беги! Темнеет уже. Про Каменщика-то небось слыхал?

- А то!..

Это предание ученикам по случаю пересказал монастырский кухарь* Рагвор, из синдов. Санко, тот сразу принял все за чистую монету. А Олешка поначалу только посмеялся. Но однажды заморыш Тариб из Зельба чуть не наскочил на Каменщика, когда выбежал ночью по нужде: "Э-э... Мамотом клянусь! В черном халате! Волосищи до пояса! А в руках - кирка..." Хоть и клялся Тариб чужим богом, Олешка поверил ему.

 

...Встарь один из строителей монастыря по оплошке заложил дверь каморки, в которой трудился товарищ. Спохватились запоздало. Стену разобрали, но каменщик уж испустил дух.

Несчастного схоронили по обычаю, справили поминки. А невольный его убийца убоялся, не приспел проститься-покаяться, да и вообще убег.

И на сорочины* Каменщик возвратился.

С тех пор после захода солнца бродит он по коридорам и ищет своего губителя. А не найдя, пуще злится и, желая отмстить хоть бы кому, чарами завлекает встречных в дальние закоулки. И там замуровывает. Придешь в себя, а ты уже в каменном мешке: кричи - не кричи, никто не услышит. И не вырваться вовек.

Вот и разносятся ночами по монастырю звуки тяжелых деревянных башмаков. Услышишь - только на ноги и надейся!..

 

На пороге княжич оглянулся. Стур сноровисто расковал коня и специальным ножом взялся зачищать копыто. Старую подкову отбросил в сторону. Олешка из любопытства поднял ее. Да уж, сбита основательно. А это что?!

Сердце росса забилось часто-часто: на почти стертой поверхности он, хотя и с трудом, но разобрал... Варок! Это же клеймо княжеской конюшни Златограда! Вписанный в круг трилистник. Точно такой как на подковах Ветерка!

- Стур, можно я возьму одну себе? - осипшим от волнения голосом попросил Олешка конюха.

- Да хоть все забирай. Мне эти железяки на что?..

 

* воеже - чтобы

* паче - здесь: лучше

* стремянный - конюх-слуга, ухаживавший за верховой лошадью своего господина

* ять - взять, брать

* кошница - плетеная корзина

* денник - отгороженное стойло в конюшне

* кухарь - повар

* сорочины - сороковой день со дня смерти
страницы: 1.2.3.4
Добавил: Ворон(30.04.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 934

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО