"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

Страница5
страницы: 1.2.3.4.5.6

Граничный кряж,

Месяц Новых Даров

 

Ряд из трех тяжело груженых повозок продирался по заброшенной лесной дороге сквозь заросли уже начавшего терять листву орешника. Обоз сопровождали пятеро конных и еще с десяток пеших. Доспехами всадники походили на улан* из войска славонского кесаря: добротные кожаные латы, у каждого - либо меч, либо сабля, обязательно щит, да вдобавок - кто с кистенем, кто с булавой, а кто и с коротким боевым топором. Их шедшие пешком спутники оружия не держали и являлись, судя по всему, слугами.

Процессия двигалась медленно - дорога, хоть и не круто, но шла на спуск. Возницы придерживали волов, не давая колымагам разогнаться и сойти с проторенной, но уже давно заросшей колеи.

Катившаяся первой повозка была крытой - в виде полотняного домика на колесах. За ней на длинной привязи вышагивал пегий красавец-конь.

На облучке, рядом с возничим, восседал крепкий пожилой мужчина в потертом рамейском камзоле и легком летнем плаще. Пепельные кучерявые волосы и смуглая кожа выдавали в нем уроженца Фениции. Он постоянно оглядывался по сторонам, отчего производил впечатление сильно напуганного человека.

От высматривания окрестностей его оторвала взъерошенная и такая же кучерявая голова, неожиданно высунувшаяся из-под полога повозки и принадлежавшая юноше лет двадцати от роду. Рамей вопросительно уставился на молодого попутчика:

- Молчит?

- Молчит, что твой каженник*... Будто язык проглотил.

- А что лекарь говорит? Крови-то он много потерял...

- А! Наконечник в ребрах застрял. Только куртку попортил. Куртка-то дорогая!

- Ну, так купец, небось. Как и мы. Лиходеи ограбили и бросили. А? Как думаешь?.. А ты говорил: тропа спокойная, никто не знает - не помнит. Видать, лихие людишки и сюда захаживают!

- Да что им тут делать-то? До тракта верст* десять - не меньше. А до ближайшей деревни - и того больше!

- Ох, крестничек, клянусь тутошним богом, как его там?.. Вароком! Неспроста все это, ой, неспроста! Чует мое сердце: зря мы не стали дожидаться каравана... Попомни мое слово!

- Не боись, кум! С твоими страхами мы бы тут зиму куковали. А холода здешние, сам знаешь - не чета нашим, рамейским! Вмиг в ледышку превратишься. Все лучше в городе пересидеть. Еще дня три-четыре, и будем в Вазантии.

- Ну, а с этим-то, что делать будем?

- А что? В себя придет, тогда и решим. Если вправду купец - пусть платит за заботу и идет на все четыре стороны. Мы не разбойники - завсегда договоримся. А не захочет признаваться, кто и откуда... Ему хуже! На невольничьем рынке за такого крепкого мужика хорошую цену дадут. Слушай, кум, это даже хорошо, что он ничего не помнит!

- Так-то оно так. Видать, по голове его хорошо приложили. Но боязно мне. Кинжал при нем дорогой. И сбруя на коне богатая. Чего не взяли?..

- Молчи, молчи! Я считаю: повезло нам...

 

* улан - легкий кавалерист, в переводе с языка степняков - "молодой воин"

* каженник - человек, которого обошел леший, из-за чего случается потеря памяти

* верста - 1,07 километра

 

Глава пятая

ВОРОНЕНОК

 

ОЛЕШКА шел по большому залу с высоким, в три человеческих роста, потолком. Нет, не шел - плыл: ног под собой княжич совсем не чувствовал.

Здесь он очутился впервые.

Было сумрачно и тихо. Слабый свет, словно нехотя, пробивался откуда-то сверху. Стены щетинились рогами диких животных. Ни окон, ни дверей.

Посреди зала возвышались толстые, в обхват, столбы с дивными резными узорами.

Олешка замедлил шаг, чтобы полюбоваться ими.

Вот бог бури Стрый, обратившись в птицу, крылами нагоняет ветры, дабы помочь корабелам в синем море-океане. А вот Смарг в небесной кузне с тяжеленным молотом: как ударит - в вышине вспыхивают новые звезды. Воин и громовержец Варун неразлучен с волшебным мечом-молнией. Раздобыть бы такой! Тогда никакие враги не страшны... Тут и Яр-пахарь, и Влёс-скотовод.

Настоящий мастер украшал столбы рисунками - боги как живые. Так и чудится, что Дарбог насупит очи, сойдет со своей колесницы и спросит:

- Что ты здесь делаешь, отрок неразумный? Пошто покой наш тревожишь?

А богиня Лада, красавица - точно как мама! - непременно заступится за княжича. Потому Олешка и не боялся гнева Варожичей*. Осмелился даже прикоснуться к резьбе, провести пальцем по Варунову клинку.

К столбам крепился пурпурный полог - почти до самого потолка. Ткань плотная, тяжелая. Будто княжий шатер в чистом поле разбили. Ох, как хочется заглянуть внутрь, узнать, что там скрывается! Но отчего-то боязно...

А, ладно! Род не выдаст - лукавый не съест.

Княжич тихонько потянул завесу.

И охнул!

Так вот куда он попал!

За пологом было гораздо светлее, чем снаружи - от пламенников*.

Прямо перед Олешкой вздымался здоровущий деревянный идол. О четырех бородатых головах, глядящих в разные стороны. В правой руке кумир* держал внушительный турий рог. На престоле*, покрытом алым сукном, покоился длинный меч с золотым узорчатым череном*. Подле, на полу, стояло искусно отделанное богатырское седло.

Дядька Твердята сказывал, что такое в земле россов есть лишь в одном месте - на севере Гардарики, в Старграде. Там, у подножья Срединного хребта, находится святилище Варока - Князя Небесного. И никому, кроме верховного вольха Всемысла, знающего истинное имя Вседержителя, не дозволено входить в него...

Ой! Олешка в страхе запахнул полог. Теперь он уже не плыл, а летел - прочь, прочь, только бы не навлечь на себя гнев божества. Прости мя, Варок, дурня неразумного! Да где ж тут выход?!.

Заветная дверка нашлась в самом конце зала - маленькая, невзрачная, сразу и не заметишь. Туда, скорее!

Отрок выскочил на просторное крыльцо и вдохнул полной грудью - вроде пронесло! Осмотрелся.

Солнышко склонилось над горными вершинами совсем низко. Его лучи ласковым теплом согрели княжичу щеку.

Впереди, покуда хватало взгляда, простиралась равнина с еще высокими, но уже пожухшими травами. Оттого степь походила на запачканный глиной плащ росского ратника.

Олешка поначалу не приметил на дальнем краю крыльца невысокую фигуру. Справа от себя, как раз против солнца. В скорбном темно-синем платье*. Какая-то женщина?

Она стояла спиной к мальчику, запрокинув голову, лицом к заходящему светилу. Княжич не решился окликнуть ее. Коли человек явился к хоромам Небесного Владыки, негоже его беспокоить.

Так они стояли долго. Олешку не покидало ощущение, что обязательно надо дождаться. Что это поможет развеять заботившую его тревогу.

Наконец, женщина опустила голову, обхватила плечи, скрестив на груди руки, и медленно пошла по ступенькам с крыльца. Мама!

- Мама! - закричал во весь голос Олешка.

Но княгиня не оглянулась.

Почему? Ну, почему она не слышит его?!. 

 

В келейке было совсем темно. Лучина догорела, оставив после себя сладковатый смолистый запах.

Некоторое время княжич лежал без движения.

Привидится же такое!

Давеча вот отец приснился. Тоже дурацкий сон вышел: батюшка в рваной рубахе прислуживает за столом в чужом доме, у немцев*. А потом дрова рубит на заднем дворе, босый и грязный. Как холоп какой-нибудь! Да хранит Варок князя всех россов!

Олешка крепко сжал кольцо.

С ним он не расставался ни на миг. Перстень очень удобно пришелся на указательный палец. Но во двор и на уроки росс его не надевал: отправляясь за дверь родной келейки, прятал отцовский подарок глубоко за пазуху, подальше от чужих глаз и лишних расспросов.

В том, что это был именно подарок, княжич почти не сомневался.

А как еще прикажете думать?

После той ночи, когда объявился вороненок, они с Санко долго гадали, что к чему. И рассудили: сам Добромир послал наследнику весточку с вещей птицей. О волшебных способностях ворона ведомо всем. Кому, как ни ему, доверить такую ценность - древний княжеский знак? Его передавали в роду властителей россов от отца к сыну испокон веков. Вот и Олешкин черед пришел.

Он знал теперь все царапинки и пятнышки на перстне. Вечерами подолгу рассматривал свое сокровище - словно видел каждый раз впервые. Даже перестал надоедать болтовней Санко, чему тот, похоже, был рад. Только как-то странно поглядывал из своего угла.

Глаза, наконец, привыкли к мраку.

В темноте камень на ободке отливал тусклой синевой. В его глубине крошечными светлячками мерцали огоньки: один яркий - чуть в стороне - и три совсем слабых. Иногда княжичу мерещилось, что они приходят в движение, отдаляясь друг от друга...

Ох, что же значил-то этот сон? Зачем мама пришла в обитель Небесного Князя?

Раньше дом и родичи снились Олешке редко. Даже когда он сильно по ним скучал. А теперь чудные видения являлись почти каждую ночь - уже целую седмицу*. С тех самых пор, как в монастырь прискакал загадочный гонец. И такие явственные, прям всамделишные...

Кто ж его морочит?

Санко?

Глупости! Он - друг.

Может, вороненок?

Не зря же славон недолюбливает его. Говорит: злая птица. Черныш - такое имя княжич дал птенцу - тоже все время норовит уязвить соседа по келье.

В отместку Санко обозвал вороненка Дурилкой. А тот, будто понимая, злился и орал еще пуще.

Это странно. Дружок умеет ладить с животными как никто другой. Его и Ветерок принял сразу. И монастырский сторожевой пес Разгон, огромный как теленок и свирепый как десяток голодных волков. Санко - единственный из послушников, кому он разрешает гладить себя.

А как здорово славон подражает голосам разных тварей! Аж завидки берут! Надысь* вот научил Олешку кричать сыпухой*: складываешь ладони лодочкой, плотно сжав большие пальцы, и дуешь в узенькую щелочку между ними. Точь-в-точь выходит!

Но вот подружиться с вороненком не получилось. Оттого юному лекарю никак не удавалось исцелить перебитое крылышко.

За минувшие дни птенец пообвыкся. Стал брать из рук мясо, которое княжич тайком таскал с кухни. А ведь поначалу гордо воротил клюв. Да и поиграться Черныш оказался не дурак. Правда, нрав у него был далеко не мирный, и россу после таких забав приходилось считать синяки.

Но Олешка все прощал вороненку: не каждый день тебе приносят гостинцы с родины! Эх, жалко, что никак нельзя отблагодарить отца. И грамотку домой не пошлешь, пока зима.

Как и предсказывал Стур, спустя неделю вьюги закружили окрест монастыря сильнее прежнего, точно сводя счеты с тутошними колдунами. Иной раз и нос во двор не высунешь.

Но и под крышей обители мальчишкам было чем заняться, помимо уроков.

А княжичу еще и приходилось оберегать нового приятеля от кровожадного Мавра. Кот, давно облюбовавший ребячью келью для послеобеденного отдыха, пару раз пытался сожрать вороненка. Но дважды крепко получил по загривку и, в конце концов, был с позором изгнан. Хвостатый разбойник потом еще долго разгуливал по коридору и возмущенно мяукал. Однако прощения не получил.

Дабы оградить Черныша от острых когтей и зубов, Санко по просьбе росса сплел из лозы просторную клетку. Вороненок благосклонно принял новое обиталище, но отношение к славону не переменил и после этого.

Олешка широко зевнул. Все, хватит, пора и баиньки! А то из-за этих бесконечных думок и проспать недолго. Школяров подымали рано - с первыми лучами солнца. Хорошо хоть зимой ночи длинные... Можно... вы... спаться... 

Княжич по привычке бросил взгляд в угол. Лучик щербатого месяца, протиснувшись сквозь плохо задвинутые ставни, падал аккурат на клетку Черныша.

Она была пуста!..

Сон как рукой сняло.

Олешка рывком сел на кровати. Ноги сами нащупали сапожки. Спотыкаясь, росс протопал к столу и непонимающе уставился на распахнутую дверку клетки. А где ж этот?.. Дурилка, кикимора тя раздери!

Пересчитав во тьме - уй! - все - ай! - острые - ох! - углы в келье, мальчик на ощупь отыскал целую лучину. Раздул угольки в печке, зажег огонь.

Вороненок вволю похозяйничал на ребячьем столе: разметал стопку бамбаги, опрокинул чернильницу... Правда, и сам вляпался. Отчетливые трехпалые следы вели к порогу.

Неплотно прикрытая дверь оставила Чернышу вполне проходимую щелку.

Варок! Куда ж тебя понесло?!. Там же Мавр! Слопает и не подавится. Вот уж действительно Дурилка! Свалился ведь на голову, бестия крылатая!

Олешка сплюнул с досады и накинул на плечи кургузый* тулупчик. Подпалил лучиной припрятанную на крайний случай сальную свечку. В келейке стало посветлее. Росс чуток приободрился.

Темный коридор хранил тишину. Как в склепе! Сюда не проникали даже завывания студенца. И холодно - почти как снаружи. Княжич закутался поплотнее.

Чу! Что это?

Олешке почудилось, что он слышит вдали торопливый цокот крошечных коготков по каменному полу. Не уйдешь!

Поспешно пробормотав охранный наговор, отрок бесстрашно нырнул во мрак. Не оставь мя, Варок! Будь милостив, Полуночник*!

Темнота тотчас заключила княжича в липкие объятья. Ух! Огонек освещал коридор лишь на пару шагов вперед.

Олешка доковылял до лестницы и опять прислушался. Цокот вроде стал громче, но доносился уже откуда-то снизу.

Делать нечего! Мальчуган сбежал по ступенькам на нижний ярус*.

Здесь шорохи оборвались. Росс остановился, не зная, куда податься, и завертел головой. И следов не видать - должно быть, чернила на лапках птенца подсохли.

Внезапно в конце коридора мелькнула махонькая тень. И вновь - цок-цок-цок!

Олешка метнулся на звук. От резкого движения пламя свечи потухло. Но это было уже не важно - через широкие оконца на пол проливался тусклый лунный свет. В его лучах княжич отчетливо разглядел вороненка, улепетывавшего от мальчика со всех ног.

- Стой, Дурилка! Стой! - зашипел в отчаянии росс.

Он почти догнал Черныша у выхода в сад. Но птенец проворно нырнул в проем под дверью...

Княжич с силой дернул ручку - заперто! Отрок чуть не взвыл от досады. Вот же пустоголовая птица!

Из щели по ногам тянуло леденящим сквозняком. Зябко!

Что делать? Куда дальше?

Росс припомнил, что в другом конце здания был еще один выход, который никогда не замыкался.

Олешка сунул за пазуху теперь бесполезную свечку и снова рванул в погоню. Уж я тебе покажу, когда доберусь!

Вторая дверь и вправду оказалась едва притворенной. 

Сад озаряли яркий месяц и усыпавшие чистый небосвод звезды - крупные как виноградины. От нетронутого снега было светло почти как днем. Голые, в инее, деревья походили на многоруких воинов, замерших в строю перед решающей атакой.

В замкнутом пространстве ветра не чувствовалось. Зато мороз щипал голые коленки нещадно.

И вороненком поблизости и не пахло. Росс поспешил обратно к запертой двери, рассчитывая отыскать беглеца по следам на снегу.

Следы... были.

Но странные.

Вернее, вовсе не такие, как ожидал увидеть княжич.

Прямо от невысокого порожка протянулись свежие отпечатки босых ног. Маленькие, по размеру ничуть не больше олешкиной ступни.

"Кто это тут бродит по ночам?", - княжичу стало не по себе. Не хотел бы он сейчас ни с кем столкнуться. Пусть и с простым смертным.

Следы вели к галерее, соединявшей теплицу и трапезную. И дальше - к монастырской мельнице.

"Черныш, ну куда же ты запропастился?!" - взмолился мальчик. Неужто придется вертаться несолоно хлебавши?

Олешка, раздумывая, подышал на озябшие руки.

Жалко, если птенец сгинет. Мавр не сожрет, так от холода околеет. Чтоб тебя! А, может?..

Верно! Как он сразу не сообразил? Отрок хлопнул себя по лбу.

Наверняка вороненка подобрал этот ночной гуляка! Подхватил, как только тот по своей причуде на белый свет вылез - и был таков!

Княжич присел, чтобы лучше разобрать отпечатки на снегу. Как там Санко учил? Шаг широкий, пятка еле видна - похоже, похититель бежал. Хоть и не очень быстро. Пожалуй, стоит разведать, куда он направился.

Олешка растер заледеневшие коленки и двинулся по следу. В голове не было никакого плана. Авось повезет!..

Монастырская мельница располагалась в скале - там, где упорный ручей пробил себе в камне дорогу. Мельничное колесо приладили под спадавшей с высокого уступа стремительной струей. А вокруг братья-монахи вырубили вместительные пещеры - лабазы для хранения зерна, муки и прочих припасов.

Внутрь вел длинный и широкий проход, начинавшийся по правую руку от озерца, в которое превращался подземный поток, вытекая на свет. В этом озере мальчишки купались по жаре. Но сейчас безмолвную водную гладь сковал тонкий ледок.

На берегу валялось несколько высоких, по грудь, бочек. Некоторые из них были пустыми, а иные - и вовсе с выбитыми крышками.

Возле отверстия в скале княжич остановился. Спертый воздух ударил в нос. В пещере было гораздо теплее, чем снаружи. Оттого у входа клубилась молочная завеса из капелек пара.

Непонятный страх обуял Олешку. Он замер, не решаясь ступить дальше.

Росс бы, наверное, долго так топтался на месте, но из глубины вдруг послышался неясный шум - то ли пошаркивание, то ли поскрипывание...

Мальчугана как ветром сдуло.

Он отскочил под сень галереи и прижался спиной к одной из колонн. Сердце забухало в груди так громко, что, казалось, все кругом непременно должно пробудиться от спячки. Княжич, как наставлял Властояр, постарался задержать дыхание, чтобы успокоиться. Ф-фух, вроде удалось...

Нежданно в ночной тишине раздался громкий кашель. От резкого звука росс вздрогнул и съежился. И все же любопытство взяло верх: Олешка выглянул из-за колонны.

В лунном свете у входа в пещеру стоял незнакомый мальчишка. Худой, можно даже сказать - тощий. Поди, на полголовы выше княжича. С угольной копной торчащих во все стороны волос.

Он сосредоточенно рассматривал что-то прямо перед собой.

"Ох, ну и наследил же я!" - досадливо заподозрил княжич. Однако успокоился - незнакомец не внушал опасений. Тем не менее, выходить из засады росс не спешил и продолжал изучать мальчишку издали.

Странностей в пареньке хватало.

Одежа его состояла из куска мешковины, обмотанного вокруг тела до самых щиколоток и перехваченного на поясе веревкой. Пацан переминался с ноги на ногу - видимо, от холода, так как был бос. Шуйцу* он прятал под тканью, а в деснице...

"Ах, ты!..", - чуть не задохнулся от негодования Олешка, разглядев зажатое в кулаке черное перышко.

Княжич шагнул из укрытия, напустив на себя угрюмый вид, чтобы выглядеть повнушительнее:

- Эй, ты... Ты кто такой?

Чужак сорвался с места, даже не глянув на Олешку - только пятки засверкали.

Росс опешил от такой прыти:

- Стой! - завопил он, теряя драгоценные мгновения.

А беглец уже мчался через садик к спальному корпусу, не обращая внимания на запорошенные клумбы. Прямо к запертой двери!

"Ха, там-то я тебя и схвачу!" - мелькнула мысль в голове Олешки.

Но пацан перемахнул очередной куст...

И пропал.

Сначала княжич подумал, что он упал, зацепившись ногой за ветки. Но когда запыхавшийся отрок подбежал к крыльцу, там никого не оказалось. Вообще никого!

Нет, надо еще раз все осмотреть. Может, спрятался где... Да где ж тут спрячешься? Один снег кругом...

А это что?

Олешка ткнул носком сапога мешковину, валявшуюся около самого порожка. Как сквозь землю провалился!

Вот невезуха!

Э-эх!.. И незнакомца упустил, и вороненка не сберег.

Как-то вдруг снова стало очень холодно.

В душе не осталось ничего, кроме злости. На себя, на этого таинственного пацана, на Дурилку... Стоеросовую!!!

Росс поплелся обратно в келью.

Мысли роились в голове как шальные. Княжич ничего не понимал, и оттого ярился еще больше. И, сжав кулаки, люто молотил воздух.

Может, поэтому он не сразу услышал глухие шаги у себя за спиной. Будто кто-то неторопливо шествовал по ступенькам лестницы в тяжелых деревянных башмаках...

 

* Варожич - сын Варока, Князя Небесного, главного божества россов

* пламенник - факел

* кумир - здесь: идол, изображение бога

* престол - столик

* черен - рукоять

* темно-синий - у россов: траурный цвет

* немец - человек, говорящий неясно, непонятно, чужестранец

* седмица - неделя

* надысь - недавно

* сыпуха - разновидность сов

* кургузый - короткий

* Полуночник - хозяйственный божок вроде домового, обходящий по ночам свои владения

* ярус - здесь: этаж

* шуйца - левая рука
  
страницы: 1.2.3.4.5.6
Добавил: Ворон(30.04.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 732

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО