"Княжич из Гардарики" - Так называется мир, в котором живет и действует один герой 11-летний мальчишка.
Начало » Княжич

страница 8

страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9

Славония,
Месяц Белого Сияния и Покоя Мира
 

 

От утренней сырости заныл шрам под ключицей.

Высокий статный мужчина с густой русой бородой открыл глаза и отрешенно уставился в потолок.

Какой странный сон ему приснился! Четкий, словно и не спал он вовсе, а наяву дело происходило.

Будто пришел к нему мальчонка. Годков десяти от роду, не боле. Светловолосый такой. Стал перед ним и зовет жалобно: "Тятя! Тятя!" И руки протягивает. А что ответить ему, дитю несмышленому? Прости мя, Варок!

Да вот тут - прямо посреди сенника* и стоял. И имя свое назвал... Нет, не вспомнить!

Мужчина рывком сел и отмахнулся, точно прогоняя ночное наваждение. Вот ведь безделица, а сердце защемило, не пойми отчего?!

В пустой конюшне царил полумрак. В дальнем углу одиноко всхрапывал пегий конь.

Со скрипом отворилась дверь, и внутрь проникли чахлые лучи промозглого осеннего солнца:

- Эй, Найден! Пошевеливайся! Хозяин не любит ждать...

 

* сенник - сеновал

 

Глава седьмая

СНЕЖОК

 

- ...БРЕШЕШЬ ты все! - Санко недоверчиво скосил глаз.

Олешка от неожиданности заморгал. И, надувшись, прошептал:

- Не хочешь - не верь!

- Не верю, - зашипел в ответ Санко. - Домовые ни в жисть на люди не кажутся.

- Ну... ну и... - начал было княжич, но осекся, заметив приближающегося учителя, и снова уткнулся в чистый лист пергамена перед собой.

Арборис чинно прохаживался между столами. У доски что-то бубнил Тариб. По-рамейски он до сих пор говорил с трудом, а потому все время запинался и сбивался на родной язык.

Маленький кушт был княжичу приятен. Не задавака как прочие соплеменники Турки. Да к тому же классный игрок в тавлеи*. Росс эту забаву любил с малолетства. Даже доску золоченую из дома привез с собой в монастырь. Тариб всегда с радостью соглашался подвигать шашки. Благодарный княжич в ответ помогал ему с учебой.

Но сейчас Олешке переживать за кушта было недосуг.

Утром он не успел поведать дружку о ночных приключениях. Славон еще до подъема смылся из кельи по своим делам.

За завтраком Санко выглядел озабоченным и выслушать сгоравшего от нетерпения кореша не захотел. Это чуток задело княжича, но вида он не подал.

А вот теперь разобиделся всерьез. Даже пихнул славона локтем в бок с досады. Санко чуть слышно ойкнул и, конечно, попытался ответить. Но росс, не будь дурак, ловко увернулся и буркнул:

- Я тебе как другу...

Приятель захихикал:

- Ну, ты даешь! А, мож, тебе все приснилось? Правда! И про Дурилку, и про этого... как его... Сеню.

- Я тебе докажу, - сжал кулаки Олешка. - Есеня мне слово сказал, чтобы его звать.

- Опосля уроков проверим, - с вызовом заявил Санко.

- На спор! - воскликнул княжич. - Ой!..

Прямо над ним нежданно-негаданно вырос Арборис. Выражение его лица не сулило ничего хорошего. Учитель едко осведомился:

- Зачем же ждать? Сейчас и проверим... ваши знания. На спор!

По классу прокатились смешки.

- Добро ответите - отпущу гулять. Нет - все будут зубрить учебник до обеда.

Однокашники тревожно завздыхали.

- Ну, кто из вас двоих смелый-умелый?

- Я! - решительно вскочил Олешка. Пусть Санко не верит, пусть! А друга княжич все равно не подставит.  

- Что ж, давай к доске, спорщик! - усмехнулся учитель. - На чем мы там остановились?

Тариб радостно закосолапил к своему столу, и, проходя мимо росса, шепнул:

- Симбар... э-э... поход...

"Повезло!" - обрадовался Олешка. Читать про полководцев древности ему нравилось и без напоминаний преподавателей. А повелитель Дулгалаха - марадж Симбар - прославился тем, что организовал последний великий поход в истории Поднебесья - чуть более века назад.

Воинственному синду удалось тогда покорить державу Маарду, Навию и подойти к вратам главного города Фениции - Виллазора. Но тамошняя Синьория*, не поскупившись на золото и богатые подарки, призвала на помощь смуглокожих ордунгов из Иггесунда, отчаянных и умелых вояк. Армия мараджа так и не одолела крепостные стены. Даже могучие лефанты с длинными кривыми бивнями не помогли.

Потом Симбар хотел прорваться в сказочно изобильную Куштию: прошелся огнем и мечом по беззащитным Десятинным землям, но уткнулся с войском в неприступный Срединный хребет. И, не найдя удобного прохода через горы, повернул обратно.

Олешка в порыве рвения сломал грифель, пытаясь по памяти начертить на доске карту походов владыки синдов.

- Молодец! - похвалил Арборис. И, лукаво улыбнувшись, развел руками. - Все свободны!

Что-что, а слово учитель держал всегда. За то его и любили.

 

- Сто-ой! Куда ты так летишь? - окрик Санко застиг Олешку посреди двора. Голос эхом отразился от старых кирпичных стен, забился в замкнутом пространстве и взмыл высоко - прямо к шпилю главной башни древней обители.

- Холодно же!

- Да ну! Глядь, как навалило, - Санко слепил огромный снежок и запустил им в княжича.

Олешка ловко увернулся и швырнул в ответ охапку сухих снежинок. Блестящая россыпь зависла в морозном воздухе, и славон с разбегу влетел прямо в нее.

- Ай! Так нечестно! - завопил он, торопливо стряхивая с себя снежную пудру.

Олешка припустил по расчищенной дорожке. Санко же, чтобы срезать путь и перехватить обидчика, рванул прямо через сугробы. У самой двери он как барс со свирепым рыком набросился на росса, и мальчишки с хохотом рухнули в снег.

На крыльцо вывалила стайка пацанов во главе с Амодихом. За год балл вытянулся, похудел и уже не выглядел прежним увальнем. Просторная кожаная жилетка, которую он носил, никогда не снимая, висела теперь на нем совсем свободно.

Приметив княжича, Амодих оставил друзей и вразвалочку направился к россу.

- Рассказывают: ты Турку побил...

Олешка отчего-то покраснел и пробормотал:

- Было дело.

- Злопамятный он. Обиду ни за что не простит.

Княжич согласно кивнул: мол, знаю.

- Ты, если что - зови! Мы, - Амодих мотнул головой в сторону своей ватаги, - завсегда рады помочь хорошему человеку. - И, протянув руку, добавил: - Айда с нами в снежки играть.

Соперники отыскались быстро. На противоположном конце двора - легок на помине - нарисовался Турка со своей компанией.

Слово за слово, и две команды школяров разбежались по двору - возводить укрепления. Приготовления были недолгими, и вскоре пристрелочные снаряды полетели в обе стороны. Турка, по обыкновению, первым полез на штурм.

Олешка и Санко держали оборону за кустами можжевельника. Разлапистые ветки хорошо защищали от чужих снежков, но сильно затрудняли обзор. Чтобы поглазеть, что происходит на поле боя, приходилось часто высовываться из-за укрытия, каждый раз рискуя получить в лоб.

Тактика Турки принесла плоды. Мало-помалу его стрелки вывели из игры почти всех товарищей Амодиха. Балл, спасаясь от преследователей, присоединился к россу со славоном, и они втроем попали в настоящую осаду.

Снежки свистели над головами, не давая высунуть носа, но удобная позиция позволяла чувствовать себя сравнительно спокойно. Однако отсиживаться в кустах - чести мало.

Для победы нужно было поразить самого Турку - как предводителя вражеской "армии".

Олешка дерзнул нанести врагам удар сбоку, тайно перекатившись в сторону от друзей. Снежками он кидался довольно метко. Уже в этой схватке уложил двух противников, а потому рассчитывал, что сможет попасть в кушта даже с большого расстояния. Главное - хорошенько прицелиться, чтобы никто не мешал.

Улучив момент, княжич поднялся во весь рост. Нападавшие были прямо перед ним - в десяти шагах, не больше, и - удача! - смотрели не на Олешку, а туда, где засели Амодих с Санко.

Но... Турки среди них не оказалось.

- Эй, урус! - раздался сзади торжествующий вопль. Олешка обернулся.

Турка уже метнул свой снежок. Круглый и гладкий он летел точно в княжича. Мальчик невольно прикрыл лицо рукой.

...Внезапно стало очень тихо.

Олешка как завороженный глядел на лениво вращающийся и искрящийся на солнце шар. Приближаясь, тот почему-то замедлял ход.

Все вокруг тоже замерли в оцепенении.

Наконец, снежок завис прямо перед россом.

Не долго думая, княжич схватил его - ух, какой твердый! настоящая ледышка! - и швырнул обратно в Турку.

Белый ком безмолвно расчертил воздух, ударил кушта над переносицей.

И отскочил вместе с красными брызгами.

На лбу соперника стремительно расползлось багровое пятно, а сам он тягуче завалился в сугроб.

- Есть! - завопил княжич. В мир вернулись звуки, обрушившись на Олешку водопадом криков - радостных и разочарованных.

- Наша взяла! - заорал Амодих, победно вскинув над головой руки. А Санко на радостях с размаху влепил россу кулаком между лопаток:

- Клево! Как это у тебя вышло? Он же в упор бросал!

К Турке от крыльца бежал непонятно откуда взявшийся Арборис. Кушт уже сидел на корточках, размазывая по лицу кровь. Крупные алые капли часто падали на снег.

Княжич тоже бросился к поверженному противнику, на ходу срывая с шеи платок. Но учитель поспел раньше. Хмуро взглянув на Олешку, велел:

- Отправляйся к настоятелю. В зимний сад.

- Он сам виноват! - запротестовал росс. - Это его ледышка была!

Но Арборис отвернулся, всем видом показывая, что разговор окончен. Санко схватил друга за локоть:

- Я с тобой!

 

С Лысого хребта монастырь можно разглядеть еще за два дня - как только шлях* выползает из поросшего густым лесом ущелья на гряду. Дальше дорога идет прямо по хребту, теряясь время от времени меж редких ельников.

И с дозорной башни Братства любого путника видно задолго. Впрочем, насельникам* монастыря сроду опасаться было некого.

Шайки разбойников связываться с тамошними колдунами не рисковали. Хотя о несметных богатствах горной обители молва гуляла аж до самого Балларда.

Завоеватели тоже обходили край стороной. И то верно: кому нужны дикие и поросшие лесом скалы? Ни богатых городов, ни зажиточных деревень не встретишь за неделю пути. Вообще - никого!

В Академию на Орлиной скале ездили только родственники школяров - вестимо, те, у кого была такая возможность. Да посланцы Брега, хозяина трактира в Торжке - небольшом селении золотоискателей у подножья Полуночных гор.

Брег, пользовавшийся влиянием в поселке, никого не подпускал к торговле с монастырем. Поговаривали, что он сделал на этом целое состояние. Скупая по дешевке съестное у окрестных хлебопашцев и товары у проезжих купцов, трактирщик потом назначал двойную, а то и тройную цену.

Олешка видел его однажды: осенью, у ворот Братства - упитанного, но молодцеватого мужчину лет сорока. Он на равных держался со Светозаром, хотя мальчик почувствовал за показной бравадой непонятный страх.

Когда княжич впервые различил вдали монастырь, тот показался ему очень маленьким и неказистым. Особенно после роскошных резных хором Златограда. Горделивый отрок даже возмутился в душе: и в этой дыре - прости, Варок! - будущему правителю Гардарики предстоит провести долгие годы?!

Потом он не раз удивлялся: как на крошечный клочок ровной земли втиснулось столько строений!

Два огромных трехъярусных корпуса - жилой и учебный. Высоченная - саженей* пятнадцать, не меньше! - башня настоятеля. Часовня. Да еще широкий двор, вымощенный плитами песчаника.

Умещались здесь и теплица, и трапезная, и хозяйственная пристройка с мастерскими, и огород, и гостевой дом с отдельным подворьем и конюшней. В центре обители, огражденный со всех сторон зданиями, был разбит небольшой, но очень ухоженный парк.

А в самом дальнем углу монастырской территории располагался необъятный, как казалось Олешке, зимний сад.

 

Садовник Лука, простоватый пожилой крестьянин из Набуля, копошившийся в углу с цветочными горшками, угрюмо посмотрел на "этих оболтусов" и сообщил, что "Его Высокопреподобие уже ждет".

До зимнего сада нужно было пройти длинной открытой галереей. Попавшим в жарко натопленную садовничью мальчишкам снова выходить на мороз ничуть не улыбалось. Олешка тут же придумал, как превратить все в веселую затею. Подскочив к двери, крикнул замешкавшемуся Санко:

- Ну, кто первый? Наперегонки!

- Да с тобой бесполезно тягаться! - уныло возразил тот, но поспешил к порогу. Отказываться от борьбы было не в правилах славона.

- Раз! Два! Три!..

Они сорвались с места, преследуемые негодующими восклицаниями Луки: "А затворять кто будет?! Все цветы мне выстудите! Ох-ох-ох, управы на вас нет! Вот пожалуюсь настоятелю!" Но Олешка с Санко, увлеченные соперничеством, вряд ли слышали причитания старика.

Галерея была в длину около тридцати саженей. Оба отрока бегали очень хорошо. Санко, несмотря на свои слова, отставать от Олешки ничуть не собирался. Даже вырвался слегка вперед, хотя до сей поры ему не удавалось обогнать росса.

Но и теперь победить не довелось - из-за подмерзшей лужицы, которую славон не приметил. Поскользнувшись, больно шмякнулся о каменный пол: "Уй!".

Княжич тоже не удержался на ногах и рухнул рядом. Правда, успел извернуться и приземлился на коленки - не так чувствительно, как Санко. Эх, не падай духом, а падай брюхом! Приехали, называется.

- Смотри, ты рубашку разодрал, - росс указал на широкую прореху на плече друга. Под ней проступала большая ссадина, медленно набухавшая кровью. - Больно? Дай я попробую...

- Валяй. Хуже не будет!

Олешка, как учили на уроках ведовства, сложил ладони лодочкой, закрыл глаза и сосредоточился на кончиках пальцев. И тотчас почувствовал, как они наливаются теплом. Еще немного, и от рук начал исходить настоящий жар.

Княжич торопливо приблизил десницу к царапине и стал медленно водить ею над проступившей сукровицей, заодно читая полушепотом заговор: "...На краю моря красного красный камень лежит. Где солнце всходит, кровь течет. Где солнце заходит, кровь останавливается".

- Ай! Не так делаешь! - Санко отдернул плечо. - Спалить меня решил? Дай покажу, как надобно!

Он плавно взмахнул здоровой рукой. Произнес скороговоркой заклинание и несильно хлопнул ладошкой по ране. Ссадина сей же миг покрылась коричневатой корочкой.

- От твоих бормоталок излечения полгода ждать!

- Я ведь все правильно делал... - насупился Олешка.

Санко сморщил нос:

- Я тебе говорю! Меня дед наставлял: прилагай Силу! Раз - и готов!

Он прыжком вскочил на ноги. Спорить бесполезно. В знахарстве славон разбирался получше иных преподавателей Братства.

- Пошли!.. - Санко с усилием толкнул тяжелую дверь.

 

Настоятеля в саду еще предстояло поискать. Диковинные растения, привезенные со всех уголков Поднебесья, образовывали плотную зеленую завесу.

Узкие, выложенные сланцем тропинки в разных направлениях разрезали густые заросли. Но, в конце концов, сходились у древнего дуба, непонятно как пустившего корни в каменистой почве.

Ветви лесного великана оплетала омела. Чудодейственные белые цветы никогда не опадали и не вяли, и, как рассказывали друг другу школяры, охраняли Академию от врагов и ненастий.

У дуба стояла широкая скамья. Санко бухнулся на нее и проворчал:

- Ну, и?..

- Я бы здесь подождал, - ответил Олешка, примостившись рядом и растирая отбитые коленки.

Славон кивнул и, коварно улыбнувшись, тихонько пихнул княжича. Нет, точно его вошь укусила за одно место! Росс, разумеется, двинул в ответ. Войдя в раж, мальчишки опять растянулись на земле.

И, конечно, как раз в этот самый миг из-за кустов ракитника вышел Светозар. В руке старец держал веточку с продолговатыми зубчатыми листьями.

Он, казалось, совсем не обратил внимания на расшалившихся огольцов. И не удивился, заметив вместе с княжичем юного славона.

Олешке захотелось провалиться на месте от стыда. Как малые дети, ей-богу! Санко, похоже, испытывал те же чувства.

Опустившись на скамью, Светозар поднял на них глаза.

- Знаете, что это за растение? - голос настоятеля был вовсе не строгим.

Не дожидаясь отклика, Учитель продолжил:

- Это бук! Символ мудрости. Недаром его имя встречается в слове "буква". Никогда не обращали внимания?.. А с помощью букв, как известно, мы записываем наши знания. Чтобы можно было передать их другим людям.

Светозар помолчал, вглядываясь в лица мальчишек.

- Видите? Эта веточка отломилась от дерева и засохла. Она больше не вырастет. О ней некому заботиться. У нее нет сил, чтобы победить смерть...

Старик наклонился и воткнул отросток в грунт. Большими морщинистыми ладонями окружил тонкий, еще не до конца усохший стебель - будто заслоняя от ветра слабое пламя свечи.

- Смотрите!..

Увядшие листочки расправились, налились силой. Ветка выпрямилась и затрепетала от наполнившей ее вновь жизни.

- Так и со знаниями. Они как соки внутри растения. Стоит подтолкнуть их в нужном направлении, и они начнут развивать человека, который к ним стремится. Но если не питать их старанием и любознательностью, они умрут, превратятся в бесполезную ношу.

Светозар еще раз взглянул на притихших отроков и довольно ухмыльнулся - немудреное волшебство, очевидно, произвело должное впечатление.

- Не буду скрывать: я считаю вас способными учениками. А потому меня печалит не то, что произошло... Нет! - восклицание старца насторожило княжича. Он напрягся. Эх, точно Арборис настучал!.. Олешка нахохлился: не ожидал он от любимого наставника такого подвоха, ох, не ожидал. - Вы знаете, что я никогда не выступаю против ваших игр и забав. Но помните: свои дарования вы сможете раскрыть исключительно благодаря усердию. А у вас, друзья мои, его явно не хватает.

- Я-то думал... - неосторожно, с облегчением выдохнул княжич. Светозар удивленно воззрился на него:

- Надеюсь, мой маленький урок пойдет вам на пользу.

И продолжил:

- Впрочем, все науки ничто, если... - Учитель снова замолчал, словно раздумывая. Ненадолго: - Настанет час, когда вам придется расстаться. Он всегда приходит нежданно... Я хочу, чтобы вы хорошенько запомнили, - Светозар в возбуждении встал. И торжественно провозгласил: - Не позволяйте страху и обиде завладеть душой. Слушайте лишь сердце! 

Зачем он так говорит? Какая обида? Княжичу сделалось не по себе. Аж ком подкатил к горлу. Их с Санко никто не разлучит. Хоть убей! Росс отчаянно замотал головой, силясь избавиться от тревожного предчувствия.

Настоятель взъерошил россу вихры и, подцепив морщинистым пальцем подбородок мальчика, глянул ему прямо в очи:

- Не бойся!

И вдруг осведомился:

- Полагаю, у тебя есть вопрос ко мне.

- Да, - промямлил Олешка. Зарделся, потупил взор.

Эх, была - не была! Нешто и вправду ответит, ничего не тая?! О том, что томит уж целую седмицу?

- А тот... гонец... ну, который... Он из дома приезжал? Из Златограда?

Светозар вздернул брови:

- С чего ты взял?

Княжич молча извлек из-за пазухи подкову. Насупленно протянул настоятелю:

- Вот... Я на конюшне нашел. Там наш знак, княжеский.

Санко тоже подался вперед. Разочарованно протянул:

- А мне не сказал!..

Учитель повертел подкову в руках. Улыбнулся:

- От тебя, любезный, ничего не скроешь. Верно: из Златограда. Однако боле я тебе ничего открыть не могу. Не моя тайна сия.

Глаза Светозара хитро заблестели:

- Да ты и так ведаешь, где можно отыскать любую подсказку. Но учти: ночью по обители шастать никому не дозволено!

Что-о?!.

У княжича от неожиданности отвисла челюсть. Он вспыхнул до корней волос. Откуда?!. Откуда настоятель знает про его похождения?

 

* тавлеи - игра наподобие шашек

* синьория - городской совет

* шлях - дорога

* насельник - житель, обитатель

* сажень - 2,13 метра

страницы: 1.2.3.4.5.6.7.8.9

Добавил: Ворон(21.05.2007) |Автор: Алексей БУЙЛО
Просмотров: 709

При использовании материалов с сайта ссылка на источник обязательна © А.БУЙЛО